Юридическая или фактическая ошибка

Ошибка и ее уголовно-правовое значение

При совершении преступления лицо иногда заблуждается относительно фактических обстоятельств содеянного либо его правовой оценки. Например, виновное лицо считает, что причиняет смерть Б., а в действительности лишает жизни А. Или оно убеждено, что его действия не могут привести к смерти потерпевшего, а они фактически приводят к такому результату. Ошибочное представление не может не учитываться при квалификации действий виновного, когда ошибка касается факта, образующего элемент состава преступления. При квалификации преступления всегда исходят из субъективного представления лица о содеянном, соотнося это представление с объективными обстоятельствами происшедшего. Иначе говоря, и объективно совершаемое, и субъективно воспринимаемое одинаково важны при квалификации преступления. Однако, когда субъективно воспринимаемое и объективно совершаемое не совпадают, предпочтение должно отдаваться субъективному.

Вопрос об ошибке не находит разрешения в уголовном законодательстве Российской Федерации. Он так или иначе решается в уголовно-правовой литературе, а также при правоприменении.

Весьма распространено, особенно в учебной литературе, деление ошибок на юридические и фактические. Подобная классификация имеет давнюю историю. Так, еще Н. С. Таганцсв положил в основу деления предмет, относительно которого возникает заблуждение. Он различал ошибку, относящуюся к фактическим обстоятельствам, и ошибку, относящуюся к законоположениям. В современной науке встречаются и иные классификации. Например, П. С. Дагель классифицировал ошибки по предмету (юридическая и фактическая), по причинам возникновения (извинительная и неизвинительная), по своей значимости (существенная и несущественная), по степени оправданности (виновная и невиновная).

Различия фактической ошибки и юридической ошибки заключаются в следующем. Фактическая ошибка — это заблуждение лица относительно обстоятельств, относящихся к признакам состава преступления, а юридическая — это заблуждение лица относительно юридических последствий деяния.

По общему правилу юридическая ошибка не влияет на решение вопроса об уголовной ответственности, чего нельзя сказать относительно ошибки фактической. Фактическая ошибка влияет на уголовную ответственность в зависимости от вида ошибки. Различают следующие типичные виды фактической ошибки:

  • ошибка относительно объекта посягательства;
  • ошибка в личности потерпевшего или предмете преступления;
  • ошибка в признаках объективной стороны состава преступления.

С проблемой вины непосредственно связан вопрос об ошибке и ее влиянии на уголовную ответственность.

Теория состава преступления

ошибка в признаках объективной стороны.

Юридическая или фактическая ошибка

Ошибка — это неверная оценка лицом, совершившим общественно опасное деяние, своего поведения, его результатов, иных фактических обстоятельств, неправильное представление лица о характере и степени общественной опасности совершенного деяния и его противоправности.

В юридической литературе ошибки классифицируются ошибок по различным критериям. По причинам возникновения их делят на извинительные (исключающие вину) и неизвинительные (не исключающие вину). По влиянию на квалификацию преступлений их делят на существенные, то есть изменяющие правовую оценку, и несущественные, которые не отражаются на квалификации преступления.

Но основная классификация проводится по предмету ошибки. По этому критерию все ошибки подразделяются на юридические (ошибки в законоположениях) и фактические (ошибки в фактических обстоятельствах).

Юридическая ошибка — это неправильное представление лица о преступности и наказуемости совершаемого деяния, его квалификации и пределах уголовной ответственности. Это определение позволяет выделить три разновидности юридической ошибки: ошибка в преступности деяния; ошибка в квалификации деяния; ошибка в наказуемости деяния.

При ошибке в преступности деяния возможны следующие варианты:

1) Лицо считает свое деяние общественно опасным и уголовно противоправным, а оно таким не является, поскольку не предусмотрено уголовным кодексом. Это так называемое «мнимое преступление». Примером может быть ситуация, когда гражданин хранит у себя дома кортик и считает, что тем самым совершает преступление. При «мнимом преступлении» лицо не подлежит уголовной ответственности, так как отсутствует уголовная противоправность.

2) Лицо не сознает уголовной противоправности деяния, предусмотренного уголовным кодексом, но сознает его общественную опасность. Так, кредитор самовольно с целью погашения долга забирает у соседа-должника корову и продает ее. Он считает, что действует в рамках права, но понимает, что причиняет должнику имущественный ущерб. Поскольку для констатации умышленной вины достаточно наличия у лица сознания общественной опасности своего поведения, поскольку в данном случае наступает уголовная ответственность за умышленное преступление — самоуправство (ст.383 УК).

3) Лицо не сознает общественной опасности деяния, но знает о его уголовной противоправности. Например, крестьянка продолжает выращивание масличного мака, зная, что родственница была осуждена за такое же деяние, так как считает, что выращивание мака для домашней выпечки не причинит вреда обществу. Поскольку уголовная противоправность является юридическим выражением общественной опасности, поскольку ее осознание является достаточным для констатации умышленной вины и привлечения к уголовной ответственности (ст.329 УК).

4) Лицо не сознает ни общественной опасности деяния, ни его уголовной противоправности. Такая ситуация является исключительно редкой, но она возможна, когда законодатель внезапно включает в круг преступлений деяние, которое прежде не каралось и даже считалось общественно полезным. Например, те же посев и выращивание масличного мака. Эта ошибка может быть извинительной и исключать уголовную ответственность, если лицо не сознавало уголовной противоправности деяния и не могло ее сознавать по уважительным причинам. Такое возможно вследствие того, что были нарушены правила обнародования закона или иного нормативного акта, если лицо находилось в обстоятельствах, не позволяющих своевременно ознакомиться с законом (зарубежная командировка, незнание языка и т.п.). Ошибка может быть и неизвинительной, если лицо не сознавало уголовной противоправности своего деяния, но должно было и могло ее сознавать (имелась возможность ознакомиться с законом, получить юридическую помощь). При названных условиях исключается умысел, но, если это предусмотрено законом, возможна ответственность за неосторожное преступление (правовая неосторожность).

Ошибка в квалификации может проявляться в различных заблуждениях лица относительно правовой оценки совершенного преступления: лицо считает, что деяние предусмотрено определенной нормой УК, а оно предусмотрено другой нормой; виновный полагает, что нарушил одну норму закона, а нарушил несколько норм; или наоборот, считает, что нарушил несколько статей УК, а нарушил только одну. Все эти варианты ошибок не влияют на решение вопроса об уголовной ответственности. Лицо будет привлечено к ответственности за то преступление, которое оно фактически совершило.

Аналогично решается вопрос и при ошибке в наказуемости деяния, когда лицо ошибалось относительно вида и размера грозящего ему наказания. Вид и размер наказания определяет суд в соответствии с законом, и мнение преступника на сей счет значения не имеет.

Фактическая ошибка — это неправильное представление лица о фактических обстоятельствах деяния и его последствий. Она имеет четыре разновидности: ошибка в объекте посягательства; ошибка в предмете преступления; ошибка в личности потерпевшего; ошибка в признаках объективной стороны преступления.

При ошибке в объекте виновный полагает, что своим деянием причиняет вред одному объекту уголовно-правовой охраны, а фактически причиняет вред иному объекту или нескольким объектам. Существует несколько разновидностей ошибки в объекте:

1) Ошибка, которая проявилась в посягательстве на однородный объект. Например, лицо намеревалось похитить государственное имущество, а совершило кражу частного имущества. Данный вид ошибки не отразится на квалификации деяния, поскольку отношения государственной и частной собственности охраняются уголовным законом одинаково.

2) Ошибка, при которой лицо причинило вред не тому объекту, в отношении которого намеревалось совершить посягательство. Так, субъект намеревался совершить террористический акт путем посягательства на жизнь государственного деятеля с целью воспрепятствовать его политической деятельности, но по ошибке лишил жизни другого человека. При подобной ошибке содеянное должно квалифицироваться с учетом направленности умысла как покушение на то преступление, которое виновный желал совершить, так как причинить вред намеченному объекту не удалось по причинам, не зависящим от воли виновного.

3) Ошибка, проявившаяся в том, что при посягательстве на один объект виновный причинил вред нескольким объектам. Так, желая убить работника милиции с целью мести за исполнение им своих служебных обязанностей по охране общественного порядка, виновный подбрасывает ему в пищу яд, но в результате погибает не только работник милиции, но и его приятель, принявший угощение. В подобной ситуации ответственность наступает за умышленное преступление в соответствии с направленностью умысла и за неосторожное причинение вреда. В нашем примере — по ст.362 и ст.144 УК.

4) Ошибка, при которой виновный намеревался совершить преступления в отношении нескольких объектов, но по причинам, не зависящим от его воли, причинил вред только одному объекту. Например, лицо имело намерение путем поджога уничтожить имущество и документы государственного учреждения, но в результате пожара были уничтожены только документы. Уголовная ответственность наступает с учетом направленности умысла за оконченное преступление относительно одного объекта (ст.377 УК) и за покушение на то преступление, которое не было завершено (ст.14, ч.2 ст.218 УК).

Ошибка в предмете посягательства имеет несколько видов: ошибка в предмете в пределах основного состава преступления; ошибка в размере предмета; посягательство на предмет, который отсутствует.

Ошибка в предмете в пределах основного состава преступления не отражается на квалификации. Так, вор, имея намерение выкрасть из хранилища телевизор, перепутал в темноте коробку и завладел электропечью.

Ошибка в размере предмета может быть двоякого рода: а) количественные характеристики предмета оказались большими, чем полагал виновный; б) эти характеристики оказались меньшими, чем считал преступник. Данная ошибка чаще всего встречается при хищениях. В первом случае, когда лицо имело желание завладеть меньшим количеством имущества (определенный умысел), а изъяло больше намеченного и обнаружило это после окончания преступления, ответственность наступает за умышленное преступление в границах того размера, который охватывался умыслом виновного. Во втором случае, когда виновный желал похитить большое количество имущества, но по причинам, не зависящим от его воли, завладел меньшим количеством, ответственность наступает за покушение на причинение большего вреда с учетом направленности умысла.

Посягательство на предмет, который отсутствует — ошибка, имеющая в юридической литературе спорное название «посягательство на негодный объект». Примером может быть ситуация, когда лицо совершает кражу со взломом сейфа и обнаруживает, что он пуст. Виновный привлекается к уголовной ответственности за покушение на преступление с учетом направленности умысла: если субъект желал выкрасть имущество — ст.14 и ст.205 УК, если намеревался завладеть документами — ст.14 и ст.377 УК.

Ошибка в личности потерпевшего может проявляться в трех вариантах:

1) Лицо считает, что специальные признаки потерпевшего, предусмотренные законом в качестве квалифицирующих, имеются, а фактически их нет. Например, виновный считал, что совершает убийство женщины, находящейся в состоянии беременности, а она не была беременной. Содеянное квалифицируется как покушение на преступление с учетом направленности умысла. В данном случае — по ст.14 и п.3 ч.2 ст.139 УК.

2) Субъект уверен в том, что квалифицирующие признаки, характеризующие потерпевшего, отсутствуют, а в действительности они имеются. Например, виновный склоняет потерпевшего к потреблению наркотических средств и уверен, что потерпевший совершеннолетний, а тот не достиг восемнадцатилетнего возраста. Ответственность наступает за оконченное преступление в пределах, охватываемых сознанием виновного, то есть по ч.1 ст.331, а не ч.2 этой статьи УК.

3) Преступник посягает на потерпевшего, который отсутствует. Например, лицо стреляет в спящего с целью его убийства, но выясняется, что пуля попала в труп, так как смерть наступила ранее от сердечной недостаточности. Квалификация содеянного в этой ситуации подобна квалификации при посягательстве на предмет, который отсутствует — как покушение на преступление с учетом направленности умысла.

Ошибки в признаках объективной стороны преступления включают следующие разновидности заблуждений: отклонение действия, ошибка в средствах, ошибка в развитии причинной связи, ошибка в факультативных признаках объективной стороны преступления.

1) Отклонение действия несколько напоминает ошибку в личности потерпевшего. Например, с целью защиты от нападения преступника гражданин стреляет в него из ружья, но заряд не попадает в нападающего, который пригнулся, и ранит женщину, внезапно появившуюся из-за дома. Отклонение действия исключает ответственность за умышленное причинение вреда.

2) Ошибка в средствах имеет несколько видов:

— когда ошибочно используется иное, но не менее пригодное средство совершения преступления (виновный с целью обезображивания лица потерпевшей ошибочно вместо серной кислоты воспользовался соляной. Такая ошибка не влияет на квалификацию преступления);

— для совершения преступления используется средство, сила которого ошибочно занижена. Так, лицо выстрелило в похитителя яблок, полагая, что патрон заряжен солью, а в действительности был заряд картечи. Подобная ошибка исключает ответственность за умышленное причинение более тяжкого вреда.

— виновный уверен, что использует средство пригодное для преступления, а оно не вызвало желаемого общественно опасного результата. Например, лицо с целью убийства подсыпает в пищу якобы яд, но он оказывается безвредным порошком. Уголовная ответственность наступает за покушение на преступление с учетом направленности умысла.

— лицо по причине крайнего невежества использует для причинения вреда очевидно непригодное средство, которое объективно неспособно вызвать общественно опасные последствия. Так, с целью вызвать смерть своего недруга лицо ставит в церкви свечу за упокой его души. В таких случаях уголовная ответственность исключается, поскольку имеет место простое обнаружение умысла.

3) При ошибке в развитии причинной связи лицо правильно сознает характер своего деяния и того последствия, которое желает причинить, но неверно оценивает промежуточные звенья процесса, связывающего деяние с ожидаемым последствием. Можно выделить следующие виды такой ошибки:

— лицо сознает общественно опасный характер своего деяния и предвидит преступные последствия, но ошибается относительно течения причинной связи и тех факторов, которые должны привести к наступлению результата. Например, преступник наносит потерпевшему два удара молотком по голове (что вызвало смерть), и, не догадываясь об этом, вешает труп потерпевшего. Поскольку при данной ошибке лицо правильно осознавало характер своих действий и предвидело наступление общественно опасных последствий, постольку ошибка не влияет на квалификацию преступления как умышленного. В этом случае имеет место так называемый общий умысел.

— ошибка в развитии причинной связи является существенной, когда результат, предвидимый лицом, не совпадает с последствиями, которые фактически наступили. Здесь возможны два варианта. При первом фактические последствия более тяжкие, чем предвидимые. Эта ошибка исключает умысел в отношении наступивших последствий. Ответственность наступает за неосторожность, если лицо должно было и могло предвидеть фактически наступившие последствия. Ответственность исключается, если лицо не имело возможности предвидеть данные последствия. При втором варианте последствия вообще не наступают или фактический результат менее тяжкий, чем предвидимый. Например, лицо выстрелило в левую часть груди потерпевшего, но пуля не пробила бронежилет, и тяжкие последствия не наступили. Действия виновного следует квалифицировать как покушение на преступление с учетом направленности умысла.

4) Ошибка в факультативных признаках объективной стороны преступления (место, время, способ, обстановка) имеет две разновидности:

— когда лицо ошибается в факультативных признаках, которые для данного конкретного состава преступления являются обязательными, содеянное квалифицируется как оконченное преступление с учетом содержания умысла. Так, виновный считает, что похищает имущество тайно, незаметно от окружающих, а в действительности за его поведением наблюдают свидетели. Ответственность наступает за тайное похищение чужого имущества — за кражу (ст.205 УК).

— лицо ошибается в квалифицирующих признаках преступления. Здесь возможны два варианта. При первом виновный ошибочно полагает, что такие признаки имеются, а в действительности их нет. Например, преступник считает, что дает жертве мучительно действующий яд, намереваясь причинить недругу перед смертью дополнительные страдания, но потерпевший умирает быстро, без страданий. Ответственность должна наступать за покушение на преступление при квалифицирующих обстоятельствах (в данном случае — за покушение на убийство с особой жестокостью по ст.14 и п.6 ч.2 ст.139 УК). При втором варианте, наоборот, лицо убеждено, что квалифицирующие признаки отсутствуют, а фактически они имеют место. Ответственность наступает за оконченное преступление без квалифицирующих обстоятельств с учетом содержания умысла.

Обобщая правила юридической оценки ошибок относительно фактических признаков объективной стороны преступления, можно выделить следующие две типичные ситуации: а) ошибочное представление об отсутствии юридически значимых признаков исключает ответственность за умышленное преступление; б) ошибочная убежденность в наличии таких признаков требует квалификации содеянного с учетом содержания и направленности умысла.

Литература

Волков Б.С. Проблема воли и уголовная ответственность. — Казань, 1965; Злобин Г.А., Никифоров Б.С.Умысел и его формы. — М., 1972; Дагель П.С., Котов Д.П. Субъективная сторона преступления и ее установление. — Воронеж, 1974; Угрехелидзе М.Г. Проблема неосторожной вины в уголовном праве. — Тбилиси, 1976; Дагель П.С. Неосторожность: уголовно-правовые и криминологические проблемы. — М., 1977; Волков Б.С. Мотивы преступлений. — Казань, 1982; Рарог А.И. Вина в советском уголовном праве. — Саратов, 1987; Якушин В.А. Ошибка и ее уголовно-правовое значение. — Казань, 1988; Лунеев В.В. Мотивация преступного поведения. — М., 1991; Якушин В.А., Назаров В.В. Ошибка в уголовном праве и ее влияние на пределы субъективного вменения. – Ульяновск, 1997; Якушин В.А. Проблемы субъективного вменения в уголовном праве. – Тольятти, 1998.

Глава 8
Субъект преступления

Ответственность должна наступать за покушение на преступление при квалифицирующих обстоятельствах в данном случае за покушение на убийство с особой жестокостью по ст.

Виды судебных ошибок в уголовном процессе

Существующие нормы Уголовного кодекса позволяют в достаточной степени квалифицировать совершённые преступные действия, определить степень виновности, избрать меру наказания. В то же время статистика показывает, что лица, совершающие преступления, во многих случаях, не в состоянии оценить фактическую меру ответственности, ошибаясь в характеристиках содеянного.

  1. Уголовно-правовое значение ошибки
  2. Юридическая ошибка
  3. Фактическая ошибка
  4. Примеры из практики

по предметности юридической или фактической ;.

Юридическая и фактическая ошибки

Существенное значение при выяснении вопроса о вине и ее формах имеет установление ошибки на вину лица, совершившего преступление и его ответственность.

Ошибкой в уголовном праве следует считать неверное представление субъекта, совершившего преступление, о действительных юридических и фактических обстоятельствах содеянного.

В зависимости от характера заблуждения лица выделяются два вида ошибок – юридическая и фактическая.

Юридическая ошибка означает заблуждение лица о юридической сущности или юридических последствиях совершаемого им деяния.

Можно выделить следующие виды юридической ошибки:

ошибочная оценка лицом совершаемого деяния как преступного, в то время как уголовный закон не относит это деяние к преступным (так называемые мнимые преступления). Так как деяние не причиняет какой-либо вред общественным отношениям, то у него отсутствует уголовная противоправность, и, следовательно, лицо не может быть привлечено к уголовной ответственности. Например, лицо думает, что совершает уголовно наказуемую кражу (ст. 158 УК РФ), а на самом деле совершает мелкую кражу, за которую предусмотрена административная ответственность;

ошибочная оценка лицом совершаемого деяния как не преступного, тогда как на самом деле оно является преступлением. Если субъект считает, что его поведение не преступно, в то время как на самом деле оно преступно (т.е. ответственность предусмотрена уголовным законом), вопрос об уголовной ответственности должен решаться в зависимости от обстоятельств по каждому конкретному уголовному делу. Если в содержание умысла не входило осознание лицом противоправности деяния и его наказуемости, то такой вид юридической ошибки не может влиять на виновность лица (разумеется, это не касается деяний, очевидно свидетельствующих об их общественной опасности, например, терроризм, диверсия, захват заложников, угон транспортных средств и т.д.). Из римского права известно, что «незнание закона не освобождает от ответственности» и по общим правилам лицо подлежит уголовной ответственности. Однако в каждом конкретном случае необходимо разобраться, имел ли возможность гражданин ознакомиться, например, с вновь принятым и уголовно-правовыми нормами, устанавливающими запрет за определенное деяние. При этом, если будет установлено, что он не знал о новой уголовно-правовой норме и не мог о ней знать, уголовная ответственность исключается. Конечно, в современных условиях развития радио и телевизионной связи подобное может произойти крайне редко.

Следует учесть, что в некоторых неосторожных преступлениях содеянное связывается с нарушением специальных правил (бланкетные диспозиции). Особенная часть УК РФ содержит ряд таких норм, связанных с нарушением различных правил безопасности. Например, нарушение правил охраны труда (ст. 143 УК РФ), нарушение правил учета, хранения, перевозки и использования взрывчатых, легковоспламеняющихся веществ и пиротехнических изделий (ст. 218 УК РФ), нарушение правил пожарной безопасности (ст. 219 УК РФ) и др. Уголовная ответственность за такие преступления наступает в том случае, если лицо знало соответствующие правила. Если же лицо не ознакомлено с такими правилами, влияющими на содержание уголовно-правового запрета, оно не может быть привлечено к уголовной ответственности из-за отсутствия субъективной стороны преступления, т.е. вины;

неправильное представление лица о квалификации совершаемого деяния, о виде и размере наказания, которое может быть назначено за совершение данного деяния. Незнание о юридических последствиях также не влияет на уголовную ответственность лица и его виновность.

Например, нанося незначительные удары потерпевшему, показывая при этом пренебрежительное отношение к окружающим и грубую силу, субъект считает содеянное им просто побоями (ч. 1ст. 116 УК РФ), а на самом деле совершает хулиганские действия (ч. 2 ст. 116УК РФ). В данном случае он будет нести уголовную ответственность за конкретно совершенное им преступление (т.е. по ч. 2 ст. 116 УК РФ), а не за то, которое по его мнению он совершал (т.е. побои).

Читайте также:  Анализы на водительские права в 2020 году - какие сдают

Юридическая ошибка возможна и относительно видов и размеров наказания за определенное преступление. Например, субъект думает, что высший предел за то или иное преступление – два года лишения свободы, а на самом деле по закону он равен пяти годам лишения свободы, или полагает, что за это преступление может быть назначен только штраф, а законом предусмотрены и обязательные работы. Однако такая ошибка не влияет на ответственность лица, так как вид и размер наказания не являются элементами состава преступления.

Под фактической ошибкой следует понимать заблуждение лица относительно фактических обстоятельств, образующих состав того или иного преступления.

Это говорит о том, что для уголовной ответственности важны не любые фактические ошибки, а лишь те, которые относятся именно к элементам состава преступления.

Различаются следующие виды фактических ошибок:

1. Ошибка в объекте преступного посягательства.

2. Ошибка относительно объективной стороны деяния (действия или бездействия).

3. Ошибка относительно опасности последствий.

4. Ошибка относительно развития причинной связи между деянием и наступившими общественно опасными последствиями.

1) Ошибка в объекте – это неправильное представление субъекта о тех охраняемых общественных отношениях, на которые он посягает. Например, виновный открыто похищает с аптечного склада несколько упаковок, полагая, что в них находятся наркотики, однако там оказались медицинские шприцы. Посягательство на предполагаемый объект предусмотрено п. «г» ч. 2 ст. 229 УК РФ, т.е. образует состав хищения либо вымогательства наркотических средств или психотропных веществ, а фактически совершенное хищение образует состав грабежа чужого имущества (ст. 161 УК РФ). В первом случае объектом преступного посягательства является здоровье населения и законный порядок оборота соответствующих средств или веществ (дополнительным – собственность), во втором – только собственность. Эти объекты имеют неравноценное значение, так как по ч. 2 ст. 229 УК РФ предусмотрена более строгая санкция – от шести до десяти лет лишения свободы, а по ч. 2 ст. 161 УК РФ – от двух до семи лет лишения свободы. В данном случае умысел виновного был направлен на хищение наркотиков, но в силу того, что он не был реализован, ответственность должна наступать по направленности умысла, т.е. как покушение на преступление (по ч. 3 ст. 30 и п. «г» ч. 2 ст. 229 УК РФ). При ошибке обратного порядка, когда субъект думает, что похищает упаковку со шприцами, на самом деле в ней находятся наркотики, содеянное квалифицируется по ч. 3 ст. 30 и ч. 2 ст. 161 УК РФ, т.е. также по направленности умысла.

Необходимо учесть, что от ошибки в объекте следует отличать ошибку в предмете преступления, а также в личности потерпевшего, которая не имеет значения для определения уголовной ответственности. Так, если субъект думал, что в похищенном им дипломате находятся деньги, в то время как в нем были вещи, это не исключает уголовную ответственность за совершение кражи (ст. 158 УК РФ). В ряде случаев, когда содеянное квалифицируется по той же статье, но при отягчающих обстоятельствах, такая ошибка оказывает влияние на ответственность. Например, если вор полагает, что в украденной им сумке находится крупная сумма денег, а как оказалось – две тысячи рублей, то содеянное необходимо квалифицировать по направленности умысла как покушение на кражу в крупном размере, поскольку умысел не был реализован (т.е. по ч. 3 ст. 30 и ч. 3 ст. 158 УК РФ), а не по ч. 2 ст. 158 УК РФ.

Ошибка в личности состоит в том, что умысел субъекта, например, направлен на совершение убийства одного лица, а на самом деле потерпевшим является совсем другое лицо, убийство которого не охватывалось умыслом виновного. Так, гражданин П. решил отомстить гражданке З., которая ранее свидетельствовала о его преступной деятельности. С целью ее убийства он подошел к ее дому и стал ожидать ее возвращения. Когда З. входила в подъезд своего дома, П. выстрелом из ружья убил ее. На следующий день он узнал, что потерпевшей оказалась не З., а совсем другая женщина, проживающая в этом доме. В данном случае такая ошибка не влияет на квалификацию преступления, а также на наказание виновного, так как личность конкретного потерпевшего для состава преступления значения не имеет. В то же время в ряде случаев ошибка в личности потерпевшего может означать одновременно и ошибку в объекте преступления. Например, Д. совершил убийство следователя, который отказался прекратить уголовное дело в отношении его брата. Однако в последствии выяснилось, что убит был совсем другой человек, похожий на следователя. Убийство следователя в данном случае должно квалифицироваться по ст. 295 УК РФ, а не по ч. 1 ст. 105 УК РФ. В первом деянии виновный посягает на нормальное осуществление правосудия и предварительное расследование, а также на жизнь потерпевшего (непосредственный объект), а при убийстве непосредственным объектом является только жизнь потерпевшего. Здесь объекты преступного посягательства разные, а следовательно, и санкции неодинаковые (наказание по ст. 295 УК РФ более строже, чем по ч. 1 ст. 105 УК РФ). Такая ошибка в личности потерпевшего дает основание квалифицировать содеянное виновным, исходя из направленности умысла – убийство именно следователя, а не другого лица, т.е. по ч. 3 ст. 30 и ст. 295 УК РФ.

2) Ошибка относительно объективной стороны деяния может иметь различный характер.

Во-первых, она может состоять в том, что субъект ошибочно представляет, что его действия не являются общественно опасными, в то время как в действительности они представляют общественную опасность. Типичной ситуацией, при которой может быть совершена такая ошибка, является то, что лицо, например, разменяв крупную купюру у прохожего, который обманным путем вручил ему поддельные деньги, расплачивается разменянными деньгами за купленный товар, не зная о том, что они фальшивые. В этом случае лицо, расплатившееся за купленный товар, не может быть привлечено к уголовной ответственности за сбыт фальшивых денег, так как оно не осознавало, что эти деньги являлись поддельными. Состав же преступления, предусмотренного ст. 186 УК РФ (изготовление или сбыт поддельных денег или ценных бумаг), предполагает наличие такого сознания, т.е. указывается цель сбыта, что характеризуется прямым умыслом. В некоторых преступлениях, где предполагается возможной вина как в форме умысла, так и форме неосторожности, уголовная ответственность при таком роде фактической ошибки может наступить за совершение неосторожного преступления. Так, если медсестра, перепутав лекарства, вводит их путем инъекции в организм больного, которые ему не предназначались и в результате этого наступает его смерть, то здесь отсутствует состав убийства (ст. 105 УК РФ). Однако если будет установлено, что медсестра не предвидела возможности смерти больного, но должна была и могла предвидеть возможность такой ошибки, то она несет уголовную ответственность за причинение смерти по неосторожности (ст. 109 УК РФ).

Во-вторых, фактическая ошибка может заключаться в том, что субъект ошибочно представляет, что фактически совершенное им деяние содержит признаки того или иного состава преступления, в то время как в действительности такие признаки отсутствуют. Например, если фальшивомонетчик, думая, что сбывает поддельные деньги, в действительности по ошибке расплачивается за купленный товар настоящими деньгами, лежащими в одном кармане с фальшивыми, уголовная ответственность в данном случае наступает как за покушение на сбыт поддельных денег (ч. 3 ст. 30 и ст. 186 УК РФ), так как умысел на сбыт фальшивых денег не был осуществлен.

3) Ошибка относительно общественной опасности последствий может заключаться в ошибочном представлении субъекта о размере причиненного им вреда. Если причиненный вред будет меньшим, чем предполагал субъект, то он должен нести уголовную ответственность за покушение именно на то преступление, которое охватывалось его умыслом. Например, лицо считало, что в сейфе находилось несколько миллионов рублей, а в действительности там оказалось несколько рублей. В данном случае нельзя квалифицировать содеянное им по п. «б» ч. 2 ст. 158 УК РФ как оконченное преступление, так как подобная ошибка говорит о том, что субъект сделал все для осуществления своей цели, однако она не была достигнута по независящим от него обстоятельствам. Здесь содеянное необходимо квалифицировать по ч. 3 ст. 30 и п. «б» ч. 4 ст. 158 УК РФ). Если причиненный вред будет большим, чем предполагал субъект, то уголовная ответственность может наступить только тогда, когда совершенное им преступление предусматривает неосторожную форму вины. К примеру, умысел лица направлен на причинение легкого вреда здоровью потерпевшего, а последний от его удара, падая, ударился головой о лежащий рядом железобетонный столб и от полученных травм скончался. В данном случае квалифицировать содеянное необходимо не по ст. 115 УК РФ, а по ст. 109 УК РФ (Причинение смерти по неосторожности), так как виновное лицо не предвидело наступления таких последствий (это не охватывалось его умыслом), хотя должно и могло предвидеть их возможность.

4) Ошибка относительно развития причиненной связи состоит в том, что субъект неправильно представляет причинно-следственную зависимость между содеянным и наступившим преступным результатом. Примером такой ошибки может являться такой случай, когда виновный, желая убить другого человека, наносит ему в спину удар ножом, рассчитывая, что от этого удара наступит смерть потерпевшего, однако смерть не наступает, а причиняется лишь вред здоровью средней тяжести. Здесь ошибка в развитии причиной связи состоит в том, что в данном случае действие лица, направленное на убийство, является неоконченным преступлением (т.е. лицо не несет уголовной ответственности за убийство, так как не наступила смерть потерпевшего) и квалифицировать содеянное необходимо по ч. 3 ст. 30 и ст. 105 УК РФ, а не по ст. 112 УК РФ, так как умысел виновного был направлен именно на убийство, а не на причинение вреда здоровью потерпевшего, хотя и не был реализован по независящим от виновного обстоятельствам. Можно сослаться и на такой пример ошибки в развитии причинной связи, когда неопытный водитель во время езды с превышением скорости резко затормозил перед близко идущим транспортом, вследствие чего автомобиль занесло силой инерции на тротуарную дорожку, где был насмерть сбит пешеход. В данном случае водитель не представлял такого развития причинной связи, которое привело к гибели пешехода, и он не может нести уголовную ответственность за умышленное лишение пешехода жизни. Здесь вина в содеянном должна выражаться в форме неосторожности, если он мог и должен был предвидеть такое развитие причинной связи.

|следующая лекция ==>
Значение аффекта в субъективной стороне преступления|Понятие, виды и значение стадий совершения преступления

Дата добавления: 2014-01-07 ; Просмотров: 688 ; Нарушение авторских прав?

Нам важно ваше мнение! Был ли полезен опубликованный материал? Да | Нет

Следует учесть, что в некоторых неосторожных преступлениях содеянное связывается с нарушением специальных правил бланкетные диспозиции.

$9. Юридическая или фактическая ошибка

В современном уголовном праве под ошибкой понимается неправильное представление лица о действительном юридическом или фактическом характере совершенного им действия или бездействия и его последствий. Характер ошибки может оказывать серьезное влияние на установление субъективной стороны преступления, а следовательно, и на решение вопроса об уголовной ответственности. В зависимости от характера заблуждения субъекта различаются юридическая и фактическая ошибки.

Юридическая ошибка (error juris) представляет собой неправильное представление субъекта о преступности или непреступности совершенного им деяния, юридической (уголовно-правовой) квалификации содеянного, а также о виде и размере наказания, которое может быть назначено за совершение этого деяния[424].

Фактическая ошибка (error facti) — это неправильное представление лица о фактических обстоятельствах, относящихся к объекту и объективной стороне совершенного им преступления. К таким ошибкам относятся: 1) ошибка в объекте преступления;

ошибка относительно фактических обстоятельств, образующих объективную сторону состава преступления; 3) ошибка в обстоятельствах, квалифицирующих (отягчающих) ответственность.

Регламентация рассматриваемого института уголовном законе существенно облегчает правоприменителю разрешение вопроса о форме и виде вины.

Специальные нормы о фактической и юридической ошибке содержатся в УК многих государств мира, в т.ч. бывших югославских республик, Австралии, Австрии, Белиза, Боливии, Бразилии, Вануату, Германии, Греции, Замбии, Испании, Италии, Колумбии, Коста-Рики, Макао, Нигерии (1916 г.), Норвегии, Парагвая, Перу, Польши, Португалии, Республики Корея, Румынии, Сан-Марино, Соломоновых островов, Туркменистана, Турции, Уругвая, Финляндии, Эстонии, Японии, а также некоторых штатов США, например штата Нью-Йорк (§ 15.20).

В УК Болгарии, Брунея, Венгрии, Гватемала, Индии, Кубы, Сингапура имеются положения только относительно фактической ошибки.

Только юридическая ошибка регламентируется в УК Албании, Грузии, Швеции, Франции.

Не регламентирована ошибка в УК стран СНГ (кроме Грузии). Однако в УК Беларуси имеется статья «Ошибка в наличии обстоятельств, исключающих преступность деяния» (ст. 37), что представляет частный случай фактической ошибки. Такой подход постсоветских законодателей представляет собой дань старой традиции. Еще в 1948 году профессор М.Д. Шаргородский указывал, что «Общая часть не должна включать в себя. понятий, относящихся к науке уголовного права (как, например, вопрос о причинной связи или ошибке)»[425].

Ничего не говорится об ошибке в праве, равно как и в факте, в федеральном уголовном законодательстве США, а также в УК большинства штатов США. В то же время § 15.20 УК штата Нью-Йорк детально регламентирует институт юридической и фактической ошибки.

Анализ действующего уголовного законодательства и судебной практики современных стран позволяет прийти к выводу, что наиболее общие подходы существуют относительно уголовно-правового значения фактической ошибки. Эти подходы сводятся к следующему.

Лицо, совершающее деяние в силу фактической ошибки, не наказывается только в том случае, когда ошибка непреодолима.

Ошибка является непреодолимой, если лицу в создавшейся обстановке не было и не могло быть известно о фактических обстоятельствах дела, т.е. отсутствовала возможность избежать ошибки.

Когда фактическая ошибка не является простительной, лицо может быть привлечено к ответственности только за неосторожность, если совершение данного деяния по неосторожности вообще наказуемо.

Тот, кто, совершая деяние, ошибочно полагает, что осуществляет состав преступления, предусмотренного более мягким законом, может наказываться за умышленное совершение деяния только по более мягкому закону.

Таким образом, фактическая ошибка может рассматриваться как обстоятельство:

а) исключающее преступный характер деяния;

б) исключающее умышленный характер деяния;

в) смягчающее наказание.

Гораздо меньше единства у современных законодателей и правоприменителей наблюдается в подходах к уголовно-правовому значению юридической ошибки (ошибки в законе).

Как известно, в уголовном праве существует правило, происхождение которого относится еще к древнеримскому праву — «незнание закона не освобождает от ответственности» (лат. «ignorantia juris semper nocet» или «ignorantia legis neminem excusat»).

Соответствующая норма в категорической форме сформулирована в УК Албании, Афганистана, Замбии, Италии, Канады, Марокко, Нигерии (1916 г.), Новой Зеландии, Румынии, Турции.

Однако данное правило не должно иметь абсолютного характера, поскольку в противном случае это привело бы на практике к случаям объективного вменения.

Классическим примером являются далеко не редкие на практике случаи, когда проживающее в отдаленной местности лицо из-за отсутствия регулярной почтовой и иной связи с «большой землей» физически не могло своевременно получить информацию о произошедших изменениях в уголовном законодательстве. В отечественной практике известны дела, когда при подобных обстоятельствах суды выносили оправдательный приговор[426].

Ввиду вышесказанного во многих странах совершение деяния в силу непреодолимой юридической ошибки (ошибки в уголовном законе) рассматривается в качестве обстоятельства, исключающего уголовную ответственность. Прямо указывают на отсутствие уголовной ответственности в случае непреодолимой ошибки в законе УК Австралии, Австрии, Боливии, Бразилии, Германии, Грузии, Израиля, Испании, Колумбии, Коста-Рики, Макао, Македонии, Парагвая, Перу, Польши, Туркменистана, Финляндии, Франции, Хорватии, Черногории, Швейцарии, Швеции, Эстонии, а также некоторых штатов США.

Преодолимая юридическая ошибка при таком подходе признается смягчающим обстоятельством (Боливия, Бразилия, Испания, Колумбия, Коста-Рика, Македония, Норвегия, Парагвай, Перу, Польша, Республика Сербская, Сальвадор, Хорватия, Эстония, Эфиопия).

Несмотря на совершенную очевидность необходимости исключения ответственности при неизбежной ошибке в уголовном запрете, это положение не получило до сих пор всеобщего признания в мире.

Так, например, в Италии только в 1988 году Конституционный Суд в своем решении № 364 признал, что ст. 5 УК Италии («Незнание уголовного закона») противоречит Конституции в той части, в которой она не исключает уголовной ответственности лица в случае неизбежного незнания последним уголовного закона[427].

В некоторых странах (Дания, Япония) даже неизбежная юридическая ошибка не является обстоятельством, исключающим преступность деяния, а лишь учитывается при назначении наказания как смягчающее обстоятельство. Так, по УК Японии (ч. 3 ст. 38) отсутствие умысла совершить преступление не может образовываться через незнание закона; однако в зависимости от обстоятельств возможно смягчение наказания.

Английское общее право к признанию юридической ошибки как обстоятельства, исключающего уголовную ответственность, традиционно относится отрицательно, не допускается даже «разумная» ошибка в праве. По УК Замбии, Кирибати и Нигерии (1916 г.) добросовестное незнание закона может приниматься во внимание только в том случае, если сам УК предусматривает знание уголовного закона как обязательный элемент преступления.

УК Марокко (ст. 2) еще более категоричен, устанавливая, что «никто не может ссылаться на незнание закона как оправдывающее обстоятельство». Непреодолимая ошибка в законе не признается здесь даже смягчающим обстоятельством. Аналогичные категоричные формулировки содержат УК Венесуэлы, Канады, Новой Зеландии, Румынии, Турции.

В уголовном праве США юридическая ошибка, по общему правилу, не исключает уголовной ответственности, хотя из этого правила имеются некоторые, весьма немногочисленные исключения. Так, согласно УК штата Нью-Джерси (§ 2С: 2-4 (с) (3)) уверенность в том, что поведение не составляет преступления, является защитой, если деятель проявил усердие в использовании всех доступных средств для установления того, является ли его поведение преступлением или нет, но честно и добросовестно пришел к выводу, что такое поведение не является таковым при обстоятельствах, при которых законопослушное и осмотрительное лицо также пришло бы к такому выводу[428].

В заключение данного параграфа следует упомянуть об особом виде ошибки, предусмотренном в УК Перу (ст. 15), который именуется «культурно обусловленная ошибка в понимании» («Error de comprension culturalmente condicionado»). Указанная статья гласит: «Тот, кто в силу своей культуры или обычаев совершает уголовно наказуемое деяние, не будучи способным понять уголовно противоправный характер своих действий, освобождается от ответственности. Когда по тем же причинам указанная способность была уменьшенной, наказание смягчается»[429]. При создании

этой нормы перуанский законодатель исходил из того, что в стране проживает немало индейских племен, для которых современная цивилизация остается чуждой и непонятной. Наказывать людей, ведущих в труднодоступных районах почти первобытный образ жизни, как обычных правонарушителей явно несправедливо.

Юридическая или фактическая ошибка.

Вопрос 16. Юридические и фактические ошибки. Их виды и уголовно правовое значение

Под субъективной ошибкой в уголовном праве понимается заблуждение лица относительно фактических обстоятельств, определяющих характер и степень общественной опасности совершаемого деяния, либо относительно юридической характеристики деяния. В зависимости от характера неправильных представлений субъекта различаются юридическая и фактическая ошибка.

Юридическая ошибка это неправильная оценка виновным юридической сущности или юридических последствий совершаемого деяния. Юридическая ошибка может иметь следующие разновидности.

1. Ошибка в наличии уголовно-правового запрета, т.е. неверная оценка лицом совершаемого им деяния как непреступного, уголовно не наказуемого, тогда как в действительности оно в соответствии с законом признается преступлением. Ошибка подобного рода не исключает умышленной вины, поскольку незнание закона не может служить оправданием лица, совершившего деяние, запрещенное уголовным законом.

2. Ошибочная оценка лицом совершаемого деяния как преступного, тогда как на самом деле закон не относит его к преступлениям (так называемое мнимое преступление). В подобных случаях деяние не причиняет и не может причинить вред общественным отношениям, охраняемым уголовным законом, оно не обладает свойствами общественной опасности и противоправности, поэтому не является объективным основанием уголовной ответственности и исключает ее субъективное основание. Например, «похищение» автомобильных покрышек, выброшенных из-за их износа, не является преступным из-за отсутствия объекта посягательства, поэтому в нем нет и вины в ее уголовно-правовом значении.

3. Неправильное представление лица о юридических последствиях совершаемого преступления: о его квалификации, виде и размере наказания, которое может быть назначено за совершение этого деяния. Осознание названных обстоятельств не входит в содержание умысла, поэтому их ошибочная оценка не влияет на форму вины и не исключает уголовной ответственности. Так, лицо, изнасиловавшее малолетнюю, наказывается в соответствии с санкцией нормы, включающей данный квалифицирующий признак, даже если субъект ошибочно полагает, что его деяние наказывается в пределах, установленных санкцией той нормы, где описано изнасилование без отягчающих обстоятельств.

Читайте также:  Договор о материальной ответственности кассира: образец

Итак, общее правило, определяющее значение юридической ошибки, сводится к тому, что уголовная ответственность лица, заблуждающегося относительно юридических свойств и юридических последствий совершаемого деяния, наступает в соответствии с оценкой этого деяния не субъектом, а законодателем. Такая ошибка обычно не влияет ни на форму вины, ни на квалификацию преступления, ни на размер назначаемого наказания.

Фактическая ошибка это неверное представление лица о фактических обстоятельствах, играющих роль объективных признаков состава данного преступления и определяющих характер преступления и степень его общественной опасности.

Практическое значение имеет лишь существенная фактическая ошибка, т.е. та, которая касается обстоятельств, имеющих юридическое значение как признак состава данного преступления и в этом качестве влияющих на содержание вины, ее форму и пределы уголовно-правового воздействия. Несущественное заблуждение (например, о модели и точной стоимости похищенного у гражданина автомобиля) не рассматривается как вид фактической ошибки.

Ошибка в объекте это неправильное представление лица о социальной и юридической сущности объекта посягательства. Возможны две разновидности подобной ошибки.

Во-первых, так называемая подмена объекта посягательства заключается в том, что субъект преступления ошибочно полагает, будто посягает на один объект, тогда как в действительности ущерб причиняется другому объекту, неоднородному с тем, который охватывался умыслом виновного. Например, лицо, пытающееся похитить из аптечного склада наркотикосодержащие препараты, на самом деле похищает лекарства, в которых наркотические вещества не содержатся. При такого рода ошибке преступление следует квалифицировать в зависимости от направленности умысла. При квалификации подобных преступлений применяется юридическая фикция: преступление, которое по своему фактическому содержанию было доведено до конца, оценивается как покушение на намеченный виновным объект.

Второй разновидностью ошибки в объекте является незнание обстоятельств, наличие которых изменяет социальную и юридическую оценку объекта. Так, беременность потерпевшей повышают общественную опасность названных преступлений и служат квалифицирующими признаками. Данная разновидность ошибки влияет на квалификацию преступлений двояким образом. Если виновный не знает о наличии таких обстоятельств, существующих в действительности, то преступление квалифицируется как совершенное без отягчающих обстоятельств. Если же он исходит из ошибочного предположения о наличии соответствующего отягчающего обстоятельства, то деяние должно квалифицироваться как покушение на преступление с этим отягчающим обстоятельством.

От ошибки в объекте необходимо отличать ошибку в предмете посягательства и в личности потерпевшего.

При ошибке в предмете посягательства ущерб причиняется именно предполагаемому объекту, хотя непосредственному воздействию подвергается не намеченный преступником, а другой предмет. Подобная ошибка не касается обстоятельств, имеющих значение признака состава преступления, и поэтому не влияет ни на форму вины, ни на квалификацию, ни на уголовную ответственность. Однако нужно иметь в виду, что неверное представление о предмете посягательства иногда влечет ошибку и в объекте преступления. Например, похищение у гражданина газовой зажигалки, ошибочно принятой за пистолет, связано с ошибочной оценкой не только предмета посягательства, но и объекта преступления, поэтому квалифицируется в зависимости от направленности умысла (в данном примере — как покушение на хищение огнестрельного оружия).

Ошибка в личности потерпевшего означает, что виновный, наметив определенную жертву, ошибочно принимает за нее другое лицо, на которое и совершает посягательство. В обоих случаях страдает именно намеченный объект, поэтому ошибка не оказывает никакого влияния ни на квалификацию преступления, ни на уголовную ответственность, если, разумеется, с заменой личности потерпевшего не подменяется объект преступления (например, по ошибке совершается убийство частного лица вместо убийства государственного или общественного деятеля с целью прекращения его государственной или политической деятельности — ст. 277 УК).

Ошибка в характере совершаемого действия (или бездействия) может быть двоякого рода.

Во-первых, лицо неправильно оценивает свои действия как общественно опасные, тогда как они не обладают этим свойством. Подобная ошибка не влияет на форму вины, деяние остается умышленным, но ответственность наступает не за оконченное преступление, а за покушение на него, поскольку преступное намерение не было реализовано. Так, сбыт иностранной валюты, которую виновный ошибочно считает фальшивой, составляет покушение на сбыт поддельных денег (ст. 30 и ч. 1 ст. 186 УК).

Во-вторых, лицо ошибочно считает свои действия правомерными, не осознавая их общественной опасности (например, лицо убеждено в подлинности денег, которыми расплачивается, но они оказываются фальшивыми).

Так, если лицо считает похищение чужого имущества тайным, не зная о том, что за его действиями наблюдают посторонние лица, оно подлежит ответственности не за грабеж, а за кражу.

Ошибка относительно общественно опасных последствий может касаться либо качественной, либо количественной характеристики этого объективного признака.

Ошибка относительно качества,т.е. характера общественно опасных последствий, может состоять в предвидении таких последствий, которые в действительности не наступили, либо в непредвидении таких последствий, когда они фактически наступили. Такая ошибка исключает ответственность за умышленное причинение фактически наступивших последствий, но может влечь ответственность за их причинение по неосторожности, если таковая предусмотрена законом.

Ошибка относительно тяжести общественно опасных последствий означает заблуждение в их количественной характеристике. При этом фактически причиненные последствия могут оказаться либо более, либо менее тяжкими по сравнению с предполагаемыми.

Так, идентичной будет квалификация умышленного причинения тяжкого вреда здоровью, выразившегося в стойкой утрате трудоспособности как на 35%, так и на 95%, а также хищение чужого имущества стоимостью, превышающей как 1 млн, так и 5 млн руб. В тех случаях, когда уголовная ответственность зависит от тяжести последствий, лицо, допускающее ошибку относительно этого признака, должно нести ответственность в соответствии с направленностью умысла.

В случаях когда причинение более тяжкого последствия охватывалось неосторожной виной, лицо наряду с ответственностью за умышленное причинение (или попытку причинения) намеченного последствия подлежит ответственности и за неосторожное причинение более тяжкого последствия, если таковая предусмотрена законом. При этом возможны два варианта квалификации. Деяние квалифицируется по одной уголовно-правовой норме, если она, устанавливая ответственность за умышленное причинение одних последствий, предусматривает неосторожное причинение более тяжких последствий как квалифицирующий признак (ч. 2 ст. 167, ч. 4 ст. 111 УК). Если же подобной нормы в УК нет (например, о превышении должностных полномочий, повлекшем по неосторожности смерть потерпевшего), а также в случаях реальной совокупности преступлений (пытаясь умышленно причинить тяжкий вред здоровью одного человека, виновный по неосторожности причиняет смерть и другому лицу), деяние должно квалифицироваться по статьям УК об умышленном причинении (или покушении на причинение) намеченного последствия (ч. 1 ст. 111 УК) и о неосторожном причинении фактически наступившего более тяжкого последствия (ст. 109 УК).

Ошибка в развитии причинной связи означает неправильное понимание виновным причинно-следственной зависимости между его деянием и наступлением общественно опасных последствий.

Когда вследствие преступных действий наступает тот преступный результат, который охватывался намерением виновного, то ошибка в причинной связи не влияет на форму вины. Однако если последствие, охватываемое умыслом, фактически наступает, но является результатом не тех действий, которыми виновный намеревался их причинить, а других его действий, ошибка в развитии причинной связи влечет изменение квалификации деяния.

У. и Л. с целью кражи проникли в дом, но, обнаружив там престарелого Ю. и стремясь избавиться от свидетеля, нанесли ему два ножевых удара в область сердца. Похитив ценные вещи, они подожгли дом, где оставался Ю., которого преступники считали уже мертвым. Но оказалось, что Ю. был лишь тяжело ранен и погиб только при пожаре. Ошибка У. и Л. относительно причины смерти Ю. породила совокупность двух преступлений против личности: покушения на убийство с целью скрыть другое преступление (ст. 30 и п. «к» ч. 2 ст. 105 УК) и причинения смерти по неосторожности (ст. 109 УК).

Ошибка в обстоятельствах, отягчающих и смягчающих наказание, заключается в неверном представлении виновного об отсутствии таких обстоятельств, когда они имеются, либо об их наличии, когда фактически они отсутствуют. В этих случаях ответственность определяется содержанием и направленностью умысла. Если виновный считает свое деяние совершенным без отягчающих или смягчающих обстоятельств, то ответственность должна наступать за основной состав данного преступления. Так, лицо не может нести ответственность за изнасилование несовершеннолетней, если он считал ее достигшей возраста 18 лет, а соучастник, не знавший о том, что взяткополучатель является главой органа местного самоуправления, не может отвечать за пособничество в получении взятки, предусмотренном ч. 3 ст. 290 УК. И наоборот, если виновный был убежден в наличии отягчающего обстоятельства, которое на самом деле отсутствовало, деяние должно квалифицироваться как покушение на преступление, совершенное при отягчающих обстоятельствах.

При квалификации подобных преступлений применяется юридическая фикция преступление, которое по своему фактическому содержанию было доведено до конца, оценивается как покушение на намеченный виновным объект.

Юридическая ошибка

Юридическая ошибка — это неправильная оценка виновным юридической сущности или юридических последствий совершае­мого деяния. Принято различать следующие виды юридической ошибки:

  • ошибка в уголовно-правовом запрете;
  • мнимое преступление;
  • неправильное представление лица о юридических послед­ствиях совершаемого преступления.

Ошибка в уголовно-правовом запрете, т.е. неверная оценка лицом совершаемого им деяния как уголовно не наказуемого, то­гда как в действительности оно в соответствии с законом признает­ся преступлением. Ошибка подобного рода не исключает умыш­ленной вины, поскольку незнание закона не равнозначно отсут­ствию сознания общественной опасности и не может служить оправданием лица, совершившего деяние, запрещенное уголов­ным законом.

Мнимое преступление – это ошибочная оценка лицом совершаемого деяния как пре­ступного, тогда как на самом деле закон не относит его к преступ­лениям. В подобных случа­ях деяние не обладает свойствами общественной опасности и противоправности, поэтому уголовная ответственность исклю­чается. Например, «похищение» автомобильных покрышек, вы­брошенных из-за износа, не является преступным из-за отсутст­вия объекта посягательства, поэтому в нем нет и вины в ее уголов­но-правовом значении.

Неправильное представление лица о юридических послед­ствиях совершаемого преступления : о его квалификации, виде и размере наказания, которое может быть назначено за соверше­ние этого деяния. Такая ошибка не влияет на форму вины и на уголовную ответственность.

с целью кражи проникли в дом, но, обнаружив там пре старелого Ю.

Юридическая форма ошибок

Юридические и фактические ошибки в уголовном праве в свою очередь разделяются на несколько видов, которые позволяют лучше квалифицировать преступления и назначать соответствующее наказание. Существуют такие виды юридических заблуждений:

  • субъект противоправного действия считает свои поступки преступными, а на самом деле, они таковыми не являются (мнимое преступление);
  • ошибочное представление субъекта правонарушения о квалификации его поведения и размере наказания;
  • субъект считает свои поступки не преступными, тогда, как Уголовный Кодекс предусматривает наказание за них.

Понятие юридической ошибки чаще всего спровоцировано недостаточностью знаний в области юриспруденции большинства граждан. Как говориться, незнание законов, не освобождает от ответственности.

Юридический вариант заблуждения можно отметить на примере, когда лицо, укравшее несколько монет, посчитало, что к ответственности его не притянут, ведь, по сути, сумма не большая, но между обычными монетами оказалась дорогостоящая наградная монета. Судебный процесс будет длиться не долго, так как на лицо злой умысел и желание получить наживу. То, что субъект преступления считал — все сойдет ему с рук, это только его оплошность, и судья ее во внимание не принимает, так как воровать в любом случае плохо, и за воровство притягивают к ответственности.

Примером юридической ошибки также будет ситуация, при которой муж с женой поссорились, жена после скандала выбежала на улицу и случайно попала под машину. Мужчина имеет свой субъективный вариант событий, и поэтому идет в полицию сдаваться, но по сути вины мужа в этой ситуации нет. То, что пара повздорила, не значит, что мужчина желал смерти своей жене и толкнул ее под машину.

Третьим примером будет ситуация когда кредитор, в качестве уплаты долга, забирает корову у должника и продает ее, но корова стоит больше, чем имеющийся долг. Кредитор полагает, что действует в рамках закона, хотя на самом деле, он наносит имущественный ущерб должнику, ведь он жил за счет этой коровы (продавал молоко). Подобное поведение уголовно наказуемо и кредитор в этом случае, совершает юридическую ошибку.

В темное время суток перепутал его с обычным прохожим и произвел в него выстрел, от которого последний скончался.

Юридическая и фактическая ошибки в уголовном праве

В зависимости от содержания обстоятельств, неправильно воспринимаются субъектом, различают два вида ошибки: юридический и фактический.

Юридическая ошибка неправильное представление лица о юридической природе совершаемого деяния, его правовую оценку и последствия.

В уголовно-правовой теории такой вид ошибки иногда называют “ошибкой в праве“. Юридическую ошибку, как правило разделяют на 3 вида:

– ошибка в преступности деяния, лицо считает, что его действия преступны и влекут уголовную ответственность, тогда как они Уголовным кодексом не предусмотрены . В непреступности деяния, когда лицо полагает, что совершенное им деяние не влечет уголовной ответственности, но Уголовный кодекс относит такое деяние к преступлениям.

– ошибку в квалификации преступления, например лицо совершает кражу имущества из магазина и считает, что его действия охватываются ч.3 ст.185 УК (совершение кражи путем проникновения в помещение), но следователь квалифицирует его действия как кража совершенная в крупных размерах (ч.4 ст. 185 УК). Такая ошибка лица, как правило, не влияет на квалификацию и влечет уголовную ответственность лица.

– ошибку в виде размере наказания. Такая ошибка не влияет на ответственность, так как вид и размер наказания находятся за пределами субъективной стороны.

Фактическая ошибкаэто неправильное представление лица об обстоятельствах, образующих объективные признаки конкретного состава преступления.

При фактич. ошибке лицо правильно оценивает юридическую, правовую хар-ку определенного деяния как конкретного преступления, однако ошибается в его фактических признаках.

В зависимости от того, в содержании которых именно объективных признаках ошибается лицо, различают следующие виды фактической ошибки:

а) ошибка в объекте может заключаться в ошибке в количественной или качественной характеристики общественно опасных последствий.

б) ошибку в характере деяния (действия или бездействия) то есть ошибка в характере вреда, может заключаться в непредусмотрение вреда, фактически наступила, и, наоборот, в предвидении вреда, не наступила.

в) ошибку в причинной связи влияет на квалификацию преступления (на определения формы вины, стадии совершения преступления и ответственности). Потому что ошибка в этих общих чертах причинной связи исключает ответственность лица за те желаемые или предполагаемые преступные последствия, если при этом имеет место существенное расхождение между тем, каким образом должны были наступить последствия и фактическим развитием причинной связи.

г) ошибку в личности потерпевшего. заключается в причинении вреда одному человеку, ошибочно принятому за другого. Виновный, желая убить С., убивает В., ошибочно принятого за С. Такая ошибка не может влиять на форму вины и ответственность, ибо жизнь любого человеках (а именно жизнь здесь является объектом) одинаково охраняется уголовным законом. Виновный же в этой ситуации не ошибался в том, что посягает на жизнь человека. Следовательно, его ответственность и должна наступать за умышленное убийство.

Уголовное право базируется на принципе виновной ответственности лица за совершенное им деяние. Вина предполагает правильное адекватное отражение в сознании субъекта как фактических, так и юридических признаков преступления. Однако в жизни встречаются случаи, когда лицо, совершая конкретное деяние, ошибается в его фактических признаках (в характере объекта или предмета действия, последствий, причинной связи) или неправильно оценивает его правовую природу, юридические свойства. В этих случаях в сознании лица формирует представление об объективной действительности. Это может быть вызвано различными объективными и субъективными обстоятельствами, при которых совершается действие, и по-разному влиять на решение вопросов о вине лица и ее уголовную ответственность.

б ошибку в характере деяния действия или бездействия то есть ошибка в характере вреда, может заключаться в непредусмотрение вреда, фактически наступила, и, наоборот, в предвидении вреда, не наступила.

8. Юридическая и фактическая ошибки.

Существенное значение при выяснении вопроса о вине и ее формах имеет установление ошибки на вину лица, совершившего преступление и его ответственность.

Ошибкой в уголовном праве следует считать неверное представление субъекта, совершившего преступление, о действительных юридических и фактических обстоятельствах содеянного.

В зависимости от характера заблуждения лица выделяются два вида ошибок – юридическая и фактическая.

Юридическая ошибка означает заблуждение лица о юридической сущности или юридических последствиях совершаемого им деяния.

Можно выделить следующие виды юридической ошибки:

ошибочная оценка лицом совершаемого деяния как преступного, в то время как уголовный закон не относит это деяние к преступным (так называемые мнимые преступления). Так как деяние не причиняет какой-либо вред общественным отношениям, то у него отсутствует уголовная противоправность, и, следовательно, лицо не может быть привлечено к уголовной ответственности. Например, лицо думает, что совершает уголовно наказуемую кражу (ст. 158 УК РФ), а на самом деле совершает мелкую кражу, за которую предусмотрена административная ответственность;

ошибочная оценка лицом совершаемого деяния как не преступного, тогда как на самом деле оно является преступлением. Если субъект считает, что его поведение не преступно, в то время как на самом деле оно преступно (т.е. ответственность предусмотрена уголовным законом), вопрос об уголовной ответственности должен решаться в зависимости от обстоятельств по каждому конкретному уголовному делу. Если в содержание умысла не входило осознание лицом противоправности деяния и его наказуемости, то такой вид юридической ошибки не может влиять на виновность лица (разумеется, это не касается деяний, очевидно свидетельствующих об их общественной опасности, например, терроризм, диверсия, захват заложников, угон транспортных средств и т.д.). Из римского права известно, что «незнание закона не освобождает от ответственности» и по общим правилам лицо подлежит уголовной ответственности. Однако в каждом конкретном случае необходимо разобраться, имел ли возможность гражданин ознакомиться, например, с вновь принятым и уголовно-правовыми нормами, устанавливающими запрет за определенное деяние. При этом, если будет установлено, что он не знал о новой уголовно-правовой норме и не мог о ней знать, уголовная ответственность исключается. Конечно, в современных условиях развития радио и телевизионной связи подобное может произойти крайне редко.

Следует учесть, что в некоторых неосторожных преступлениях содеянное связывается с нарушением специальных правил (бланкетные диспозиции). Особенная часть УК РФ содержит ряд таких норм, связанных с нарушением различных правил безопасности. Например, нарушение правил охраны труда (ст. 143 УК РФ), нарушение правил учета, хранения, перевозки и использования взрывчатых, легковоспламеняющихся веществ и пиротехнических изделий (ст. 218 УК РФ), нарушение правил пожарной безопасности (ст. 219 УК РФ) и др. Уголовная ответственность за такие преступления наступает в том случае, если лицо знало соответствующие правила. Если же лицо не ознакомлено с такими правилами, влияющими на содержание уголовно-правового запрета, оно не может быть привлечено к уголовной ответственности из-за отсутствия субъективной стороны преступления, т.е. вины;

неправильное представление лица о квалификации совершаемого деяния, о виде и размере наказания, которое может быть назначено за совершение данного деяния. Незнание о юридических последствиях также не влияет на уголовную ответственность лица и его виновность.

Например, нанося незначительные удары потерпевшему, показывая при этом пренебрежительное отношение к окружающим и грубую силу, субъект считает содеянное им просто побоями (ч. 1ст. 116 УК РФ), а на самом деле совершает хулиганские действия (ч. 2 ст. 116УК РФ). В данном случае он будет нести уголовную ответственность за конкретно совершенное им преступление (т.е. по ч. 2 ст. 116 УК РФ), а не за то, которое по его мнению он совершал (т.е. побои).

Юридическая ошибка возможна и относительно видов и размеров наказания за определенное преступление. Например, субъект думает, что высший предел за то или иное преступление – два года лишения свободы, а на самом деле по закону он равен пяти годам лишения свободы, или полагает, что за это преступление может быть назначен только штраф, а законом предусмотрены и обязательные работы. Однако такая ошибка не влияет на ответственность лица, так как вид и размер наказания не являются элементами состава преступления.

Под фактической ошибкой следует понимать заблуждение лица относительно фактических обстоятельств, образующих состав того или иного преступления.

Это говорит о том, что для уголовной ответственности важны не любые фактические ошибки, а лишь те, которые относятся именно к элементам состава преступления.

Различаются следующие виды фактических ошибок:

1. Ошибка в объекте преступного посягательства.

2. Ошибка относительно объективной стороны деяния (действия или бездействия).

3. Ошибка относительно опасности последствий.

4. Ошибка относительно развития причинной связи между деянием и наступившими общественно опасными последствиями.

1) Ошибка в объекте – это неправильное представление субъекта о тех охраняемых общественных отношениях, на которые он посягает. Например, виновный открыто похищает с аптечного склада несколько упаковок, полагая, что в них находятся наркотики, однако там оказались медицинские шприцы. Посягательство на предполагаемый объект предусмотрено п. «г» ч. 2 ст. 229 УК РФ, т.е. образует состав хищения либо вымогательства наркотических средств или психотропных веществ, а фактически совершенное хищение образует состав грабежа чужого имущества (ст. 161 УК РФ). В первом случае объектом преступного посягательства является здоровье населения и законный порядок оборота соответствующих средств или веществ (дополнительным – собственность), во втором – только собственность. Эти объекты имеют неравноценное значение, так как по ч. 2 ст. 229 УК РФ предусмотрена более строгая санкция – от шести до десяти лет лишения свободы, а по ч. 2 ст. 161 УК РФ – от двух до семи лет лишения свободы. В данном случае умысел виновного был направлен на хищение наркотиков, но в силу того, что он не был реализован, ответственность должна наступать по направленности умысла, т.е. как покушение на преступление (по ч. 3 ст. 30 и п. «г» ч. 2 ст. 229 УК РФ). При ошибке обратного порядка, когда субъект думает, что похищает упаковку со шприцами, на самом деле в ней находятся наркотики, содеянное квалифицируется по ч. 3 ст. 30 и ч. 2 ст. 161 УК РФ, т.е. также по направленности умысла.

Читайте также:  Переоформление документов на дом и землю

Необходимо учесть, что от ошибки в объекте следует отличать ошибку в предмете преступления, а также в личности потерпевшего, которая не имеет значения для определения уголовной ответственности. Так, если субъект думал, что в похищенном им дипломате находятся деньги, в то время как в нем были вещи, это не исключает уголовную ответственность за совершение кражи (ст. 158 УК РФ). В ряде случаев, когда содеянное квалифицируется по той же статье, но при отягчающих обстоятельствах, такая ошибка оказывает влияние на ответственность. Например, если вор полагает, что в украденной им сумке находится крупная сумма денег, а как оказалось – две тысячи рублей, то содеянное необходимо квалифицировать по направленности умысла как покушение на кражу в крупном размере, поскольку умысел не был реализован (т.е. по ч. 3 ст. 30 и ч. 3 ст. 158 УК РФ), а не по ч. 2 ст. 158 УК РФ.

Ошибка в личности состоит в том, что умысел субъекта, например, направлен на совершение убийства одного лица, а на самом деле потерпевшим является совсем другое лицо, убийство которого не охватывалось умыслом виновного. Так, гражданин П. решил отомстить гражданке З., которая ранее свидетельствовала о его преступной деятельности. С целью ее убийства он подошел к ее дому и стал ожидать ее возвращения. Когда З. входила в подъезд своего дома, П. выстрелом из ружья убил ее. На следующий день он узнал, что потерпевшей оказалась не З., а совсем другая женщина, проживающая в этом доме. В данном случае такая ошибка не влияет на квалификацию преступления, а также на наказание виновного, так как личность конкретного потерпевшего для состава преступления значения не имеет. В то же время в ряде случаев ошибка в личности потерпевшего может означать одновременно и ошибку в объекте преступления. Например, Д. совершил убийство следователя, который отказался прекратить уголовное дело в отношении его брата. Однако в последствии выяснилось, что убит был совсем другой человек, похожий на следователя. Убийство следователя в данном случае должно квалифицироваться по ст. 295 УК РФ, а не по ч. 1 ст. 105 УК РФ. В первом деянии виновный посягает на нормальное осуществление правосудия и предварительное расследование, а также на жизнь потерпевшего (непосредственный объект), а при убийстве непосредственным объектом является только жизнь потерпевшего. Здесь объекты преступного посягательства разные, а следовательно, и санкции неодинаковые (наказание по ст. 295 УК РФ более строже, чем по ч. 1 ст. 105 УК РФ). Такая ошибка в личности потерпевшего дает основание квалифицировать содеянное виновным, исходя из направленности умысла – убийство именно следователя, а не другого лица, т.е. по ч. 3 ст. 30 и ст. 295 УК РФ.

2) Ошибка относительно объективной стороны деяния может иметь различный характер.

Во-первых, она может состоять в том, что субъект ошибочно представляет, что его действия не являются общественно опасными, в то время как в действительности они представляют общественную опасность. Типичной ситуацией, при которой может быть совершена такая ошибка, является то, что лицо, например, разменяв крупную купюру у прохожего, который обманным путем вручил ему поддельные деньги, расплачивается разменянными деньгами за купленный товар, не зная о том, что они фальшивые. В этом случае лицо, расплатившееся за купленный товар, не может быть привлечено к уголовной ответственности за сбыт фальшивых денег, так как оно не осознавало, что эти деньги являлись поддельными. Состав же преступления, предусмотренного ст. 186 УК РФ (изготовление или сбыт поддельных денег или ценных бумаг), предполагает наличие такого сознания, т.е. указывается цель сбыта, что характеризуется прямым умыслом. В некоторых преступлениях, где предполагается возможной вина как в форме умысла, так и форме неосторожности, уголовная ответственность при таком роде фактической ошибки может наступить за совершение неосторожного преступления. Так, если медсестра, перепутав лекарства, вводит их путем инъекции в организм больного, которые ему не предназначались и в результате этого наступает его смерть, то здесь отсутствует состав убийства (ст. 105 УК РФ). Однако если будет установлено, что медсестра не предвидела возможности смерти больного, но должна была и могла предвидеть возможность такой ошибки, то она несет уголовную ответственность за причинение смерти по неосторожности (ст. 109 УК РФ).

Во-вторых, фактическая ошибка может заключаться в том, что субъект ошибочно представляет, что фактически совершенное им деяние содержит признаки того или иного состава преступления, в то время как в действительности такие признаки отсутствуют. Например, если фальшивомонетчик, думая, что сбывает поддельные деньги, в действительности по ошибке расплачивается за купленный товар настоящими деньгами, лежащими в одном кармане с фальшивыми, уголовная ответственность в данном случае наступает как за покушение на сбыт поддельных денег (ч. 3 ст. 30 и ст. 186 УК РФ), так как умысел на сбыт фальшивых денег не был осуществлен.

3) Ошибка относительно общественной опасности последствий может заключаться в ошибочном представлении субъекта о размере причиненного им вреда. Если причиненный вред будет меньшим, чем предполагал субъект, то он должен нести уголовную ответственность за покушение именно на то преступление, которое охватывалось его умыслом. Например, лицо считало, что в сейфе находилось несколько миллионов рублей, а в действительности там оказалось несколько рублей. В данном случае нельзя квалифицировать содеянное им по п. «б» ч. 2 ст. 158 УК РФ как оконченное преступление, так как подобная ошибка говорит о том, что субъект сделал все для осуществления своей цели, однако она не была достигнута по независящим от него обстоятельствам. Здесь содеянное необходимо квалифицировать по ч. 3 ст. 30 и п. «б» ч. 4 ст. 158 УК РФ). Если причиненный вред будет большим, чем предполагал субъект, то уголовная ответственность может наступить только тогда, когда совершенное им преступление предусматривает неосторожную форму вины. К примеру, умысел лица направлен на причинение легкого вреда здоровью потерпевшего, а последний от его удара, падая, ударился головой о лежащий рядом железобетонный столб и от полученных травм скончался. В данном случае квалифицировать содеянное необходимо не по ст. 115 УК РФ, а по ст. 109 УК РФ (Причинение смерти по неосторожности), так как виновное лицо не предвидело наступления таких последствий (это не охватывалось его умыслом), хотя должно и могло предвидеть их возможность.

4) Ошибка относительно развития причиненной связи состоит в том, что субъект неправильно представляет причинно-следственную зависимость между содеянным и наступившим преступным результатом. Примером такой ошибки может являться такой случай, когда виновный, желая убить другого человека, наносит ему в спину удар ножом, рассчитывая, что от этого удара наступит смерть потерпевшего, однако смерть не наступает, а причиняется лишь вред здоровью средней тяжести. Здесь ошибка в развитии причиной связи состоит в том, что в данном случае действие лица, направленное на убийство, является неоконченным преступлением (т.е. лицо не несет уголовной ответственности за убийство, так как не наступила смерть потерпевшего) и квалифицировать содеянное необходимо по ч. 3 ст. 30 и ст. 105 УК РФ, а не по ст. 112 УК РФ, так как умысел виновного был направлен именно на убийство, а не на причинение вреда здоровью потерпевшего, хотя и не был реализован по независящим от виновного обстоятельствам. Можно сослаться и на такой пример ошибки в развитии причинной связи, когда неопытный водитель во время езды с превышением скорости резко затормозил перед близко идущим транспортом, вследствие чего автомобиль занесло силой инерции на тротуарную дорожку, где был насмерть сбит пешеход. В данном случае водитель не представлял такого развития причинной связи, которое привело к гибели пешехода, и он не может нести уголовную ответственность за умышленное лишение пешехода жизни. Здесь вина в содеянном должна выражаться в форме неосторожности, если он мог и должен был предвидеть такое развитие причинной связи.

решил отомстить гражданке З.

См. также

Уголовное право: общая часть

Эта страница в последний раз была отредактирована 10 июня 2018 в 13:30.

Проведённая экспертиза судебным врачом показа, что смерть Л.

Юридическая или фактическая ошибка

25. Ошибка: понятие и виды. Влияние ошибки на уголовную ответственность.

Под субъективной ошибкой понимается заблуждение лица относительно фактических обстоятельств, определяющих характер и степень общественной опасности совершаемого деяния, либо относительно юридической характеристики деяния.

Различают два вида ошибок :

– юридические ошибки – это неправильное представление лица о правовой сущности или правовых последствиях совершаемого им деяния;

– фактические ошибки – это неправильная оценка лицом фактических обстоятельств, являющихся объективными признаками деяния, обязательными элементами состава преступления.

Виды юридической ошибки :

1) ошибка в отношении противоправности деяния – выражается в неправильном представлении лица:

– о преступности своего деяния – лицо полагает, что его действия преступны и влекут за собой уголовную ответственность, но УК РФ не предусмотрены;

– не преступности своего деяния – лицо полагает, что совершаемое им деяние не влечет уголовной ответственности, но УК РФ считает такое деяние преступлением;

2) ошибка в квалификации содеянного – лицо заблуждается в уголовно-правовой оценке деяния;

3) ошибка в отношении вида и размера наказания за преступление. Такая ошибка не влияет на ответственность, так как вид и размер наказания находятся за пределами субъективной стороны, не влияет ни на квалификацию, ни на размер и вид определяемого судом наказания.

Виды фактической ошибки :

1)ошибка в объекте – заключается в неправильном представлении лица, совершающего преступление, о содержании объекта посягательства как обязательного элемента составов;

2) ошибка в предмете – заблуждение в отношении свойств и материально выраженных характеристик предмета. Ошибка в предмете, являющемся обязательным элементом состава, влияет на квалификацию содеянного. Ошибка в предмете, являющемся факультативным элементом, на квалификацию не влияет;

3) ошибка в личности потерпевшего – заключается в том, что субъект, желая причинить вред одному лицу, в результате заблуждения причиняет вред другому лицу. Действия в таких случаях квалифицируются как оконченное преступление;

4) ошибка в характере совершаемого действия или бездействия. Такого рода ошибки могут быть двух видов:

– лицо не считает свои действия (бездействие) опасными и влекущими уголовную ответственность, хотя УК РФ они признаются преступлением;

– лицо считает свои действия (бездействие) общественно опасными, но на самом деле они таковыми не являются – ответственность наступает за покушение на преступление;

5) ошибка относительно признаков, характеризующих объективную сторону, – может заключаться в ошибке относительно количественной или качественной характеристики общественно опасных последствий.

6) ошибка в обстоятельствах, отягчающих наказание, заключается в ошибочном представлении об отсутствии таких обстоятельств, когда они имеются, либо о наличии их, когда фактически они отсутствуют.

Заблуждение относительно количественной характеристики последствий на квалификацию содеянного не влияет, если эта ошибка не выходит за установленные законодателем пределы.

Ошибка в качественной характеристике последствий может заключаться:

– в не предвидении вреда, который фактически наступил, – исключается ответственность за умышленное преступление;

– в предвидении вреда, который не наступил, – ответственность может наступить за покушение на преступление (при наличии прямого умысла).

Итак, общее правило, относящееся к значению юридической ошибки, сводится к тому, что уголовная ответственность лица, заблуждающегося относительно юридических свойств и юридических последствий совершаемого деяния, наступает в соответствии с оценкой этого деяния не субъектом, а законодателем.

лицо не считает свои действия бездействие опасными и влекущими уголовную ответственность, хотя УК РФ они признаются преступлением;.

Ошибка относительно общественно опасных последствий

Ошибка относительно общественно опасных последствий может быть качественной и количественной.

Качественная ошибка или ошибка в характере вреда, может заключаться в непредвидении вреда, который фактически наступил, или в предвидении вреда, который не наступил.

Если лицо не предвидело вреда, который фактически наступил, имеет место покушение на умышленное причинение того вреда, который задумывался виновным (или оконченное причинение такого вреда, если он всё же наступил), сопровождаемое неосторожным причинением тех последствий, которые фактически наступили. Данные деяния могут квалифицироваться как единое сложное преступление (если неосторожное причинение более тяжкого вреда предусмотрено в уголовном законе как квалифицирующий признак такого преступления) либо по совокупности преступлений [7] .

Ошибка относительно последствий может также носить количественный характер: деянием может быть причинён не тот ущерб, на который рассчитывал виновный, а больший или меньший. Такая ошибка имеет уголовно-правовое значение только в случае, если от размера последствий будет зависеть уголовно-правовая оценка деяния. Ответственность наступает в соответствии с направленностью умысла: так, если виновный задумывал украсть 1 миллион рублей, а украл 1 тысячу — такое деяние российское уголовное право расценивает как покушение на хищение в особо крупном размере. Если в результате деяния наступило более тяжкое последствие, чем задумывалось виновным, он может нести ответственность за умышленное причинение задуманного им последствия и неосторожное причинение более тяжкого последствия [8] .

В первом случае лицо несёт ответственность за покушение на сбыт поддельных денег, во втором ответственность наступает за неосторожное преступление или не наступает вовсе, если конкретное преступление может быть совершено только умышленно 6.

§ 4. Юридическая и фактическая ошибки

Смотрите также:

Основы права

Право в медицине

Конституционное право РФ

Юридическая ошибка ( errot jutis )это неправильное представление лица о преступности или непреступности совершениого им деяния, его квалификации, о виде и размере наказания, предусмотренного за данные деяния. Эту разновидность ошибки иногда называют ошибкой в противоправности деяния*.

* См., например: Якушин В.А. Ошибка и ее уголовно-правовое значение. Казань, 1988. С. 55.

Если лицо ошибочно полагает, что оно совершает преступление, в то время как в действительности законодатель эти действия к преступным не относит (мнимое преступление), оно не может быть привлечено к уголовной ответственности, поскольку в этом случае отсутствует уголовная противоправность (необходимый признак любого преступления). И напротив, неправильное представление лица о непреступности деяния, в то время как оно является преступным, не исключает возможности отвечать в уголовном порядке.

Неправильное представление о квалификации содеянного (юридической оценке), о виде и размере наказания, которое может быть назначено за совершенное преступление, также не влияет на решение вопроса об ответственности и виновности.

Фактическая ошибка ( errir facti ) — это неправильное представление, заблуждение лица относительно фактических обстоятельств содеянного, его объективных признаков. В уголовном праве выделяют фактические ошибки, относящиеся к объекту, предмету причинной связи, средствам, относящимся к отягчающим и смягчающим обстоятельствам.

Ошибка относительно объекта посягательства не меняет формы вины, она определяет лишь ее содержание. Данная ошибка может заключаться в неправильном представлении лица о том объекте, на который оно посягает (лицо полагает, что посягает на жизнь работника милиции, в то время как оно реально причинило смерть другому гражданину). Ответственность в этих случаях определяется в соответствии с направленностью умысла, и содеянное квалифицируется как покушение на преступление, поскольку фактически вред не причиняется тому объекту, на который хотел посягнуть виновный.

Ошибка в предмете посягательства — это заблуждение лица относительно характеристик предметов в рамках тех общественных отношений, на которые посягало лицо. К этой разновидности ошибок относят посягательство на отсутствующий предмет и заблуждение относительно качества предмета (иногда эту ошибку называют посягательством на “негодный” объект, “негодный” предмет). В этих случаях не наступают те последствия, которые охватывались сознанием виновного, а поэтому содеянное следует квалифицировать как покушение на совершение преступления (например, О. похитила пропуск, полагая, что это кошелек с деньгами. Ответственность наступает по ст. 30 и 158 УК).

Ошибка в личности потерпевшего заключается в том, что виновный, заблуждаясь, причиняет вред другому лицу, принимая его за выбранную жертву (например, ошибочно убивает другого). Как и при ошибке в предмете посягательства, ошибаясь в личности потерпевшего, виновный причиняет вред намеченному объекту (в приведенном примере виновный посягает на жизнь). Следовательно, такая ошибка не оказывает влияния на форму вины и на квалификацию содеянного, если потерпевший не является обязательным признаком конкретного вида преступления (хотел убить работника милиции, а убил другое лицо, внешне схожее с ним).

Ошибка в средствах совершения преступления имеет место в случаях, когда лицо использует иные, не запланированные средства (то, с помощью чего и чем осуществляется воздействие на пред-‘ меты посягательства и потерпевшего).

Как правило, для уголовного права ошибка в выборе средств не влияет на квалификацию содеянного (скажем, не существенно, чем был убит потерпевший: кухонным ножом или кинжалом). Если лицо ошибочно использует, например, поваренную соль в качестве яда, полагая, что большая концентрация ее действует на организм смертельно, то в этом случае оно должно отвечать за неоконченную преступную деятельность (приготовление или покушение на убийство). Если лицо, заблуждаясь в силу своего невежества, выбирает в качестве средства совершения преступления, например, молитвы, наговоры, заговоры, гадания, которые, по своей сути, являются лишь обнаружением умысла, то содеянное нельзя отнести к уголовно-правовым. деяниям. В уголовном праве подобные действия принято называть покушением с ничтожными средствами.

Ошибка в причинной связи означает неправильное представление лица о причинной связи между деяниями и последствием. Однако это вовсе не означает, что виновный должен сознавать все детали и особенности развития причинной связи. Для признания лица действующим умышленно достаточно установить, что оно охватывало своим сознанием общие закономерности развития причинной связи, что преступное последствие может наступить именно в результате его действий. Ошибка в причинной связи может быть лишь в случае, когда лицо неправильно представляет общие закономерности. Если лицо ошибается не в результате своих действий, не в их свойствах, а только в развитии причинной связи, которая, по его мнению, и должна была привести к этому результату, то такая ошибка не меняет формы вины, не исключает уголовной ответственности.

Ошибка в квалифицирующих признаках преступления выражается в том, что лицо заблуждается относительно отсутствия квалифицирующего обстоятельства, полагая, что оно совершает преступление без квалифицирующих обстоятельств, и фактически имеющиеся признаки не охватываются сознанием виновного. В этих случаях, учитывая, что у лица нет психического отношения к квалифицирующим признакам, содеянное следует квалифицировать как оконченное преступление без квалифицирующих признаков.

Данная разновидность ошибки может проявиться в неверном представлении лица о наличии квалифицирующих обстоятельств, тогда как фактически они отсутствуют. При таком ошибочном представлении лица о наличии квалифицирующих обстоятельств, которых на самом деле нет, они не предусмотрены законом, содеянное надлежит квалифицировать как простой вид данного преступления
(это мнимое квалифицированное преступление — разновидность юридической, а не фактической ошибки).

В теории уголовного права выделяют и другие разновидности фактических ошибок. Однако думается, что все они укладываются в рамки вышерассмотренных.

Общим правилом для всех разновидностей фактической, ошибки является следующее: ответственность должна определяться в соответствии с виной, т.е. исходя из того, что виновный сознавал или должен был сознавать в момент совершения преступления.

Все виды рассмотренных ошибок (юридической и фактической) так или иначе характеризуют сознание лица, поэтому вопрос об ошибке возникает только в случаях совершения умышленных преступлений.

Юридическая ошибка не влияет на решение вопроса об ответственности и виновности. При совершении мнимого преступления эти действия лишены признака уголовной противоправности, что исключает возможность уголовной ответственности.

В случаях фактической ошибки лицо должно нести уголовную ответственность при наличии вины.

исходя из того, что виновный сознавал или должен был сознавать в момент совершения преступления.

Добавить комментарий