Квалификация преступлений против несовершеннолетних

Особенности квалификации преступлений в отношении семьи и несовершеннолетних по действующему уголовному кодексу РФ

Нарожняя О.В., соискатель ВНИИ МВД России.

Уголовно-правовая охрана семьи и несовершеннолетних, защита их законных прав и интересов является одним из основных направлений деятельности государства. Современные концепции правового демократического и социального государства базируются на условиях предоставления максимума прав и свобод, закрепленных единым комплексом государственных гарантий всем субъектам правовой системы. При этом права человека должны быть не просто декларациями и заявлениями, а иметь четкий механизм их фактического воплощения в социальную действительность и в системе социально-политических, правовых отношений занимать приоритетное место. Наряду с личными правами и интересами государство гарантирует защиту всей социальной структуры общества, первичным элементом и основой которого является семья.

Анализ состояния правоприменительной практики свидетельствует, с одной стороны, о повышенной латентности преступлений против семьи и несовершеннолетних, с другой – о множественных фактах прекращения либо приостановления производств по уголовным делам, а также изменения квалификации расследуемых преступных деяний. Сложившееся положение, как нам видится, вызвано сложностью отграничения ряда преступных посягательств в отношении семьи и несовершеннолетних от смежных составов преступлений, а также от административных правонарушений.

Основное значение квалификации преступлений против семьи и несовершеннолетних состоит в непосредственной реализации принципа справедливости, что позволяет индивидуализировать уголовную ответственность и наказание. Неправильная квалификация преступных действий в большинстве случаев приводит к необоснованному оправданию виновных, а также оказывает влияние на существующий комплекс социально-правовых гарантий, что особенно важно применительно к сфере семейно-бытовых отношений.

Проведенное исследование позволило нам выделить ряд особенностей квалификации преступлений против семьи и несовершеннолетних. Так, вовлечение несовершеннолетнего в совершение преступления (ст. 150 УК РФ) представляет повышенную опасность для общества, поскольку в результате оказывается воздействие на нормальное духовно-нравственное развитие, формирование характера ребенка.

С объективной стороны “вовлечение” может осуществляться путем обещания предоставления определенных благ, развлечений и т.д., обмана; при этом несовершеннолетний не осознает противоправный характер совершаемых им действий. Кроме того, к несовершеннолетнему может быть применено физическое и (или) психическое насилие. Преступление считается оконченным с момента склонения ребенка к совершению преступления. Наибольшую сложность при квалификации представляет установление прямого умысла в действиях виновного, поскольку конструкция состава предусматривает наступление ответственности лишь в тех случаях, когда взрослый осознавал либо допускал, что своими действиями вовлекает несовершеннолетнего в совершение преступления.

На сегодняшний день не потеряло практическую значимость ныне утратившее силу разъяснение Пленума Верховного Суда СССР от 3 декабря 1976 г. о том, что под вовлечением несовершеннолетнего в совершение преступления следует понимать действия, возбуждающие у него желание участвовать в совершении одного или нескольких преступлений, сопряженные с применением физического или психического воздействия (побои, уговоры, уверения в безнаказанности, лесть, угрозы, запугивание, подкуп, обман, возбуждение чувства мести, зависти или других низменных побуждений, дача совета о месте и способах совершения или сокрытия следов преступления, обещание оказать содействие в реализации похищенного и др.). Более подробно см.: Постановление Пленума Верховного Суда СССР от 3 декабря 1976 г. N 16 “О практике применения судами законодательства по делам о преступлениях несовершеннолетних и о вовлечении их в преступную и иную антиобщественную деятельность” (по сост. на 5 декабря 1986 г.) // БВС СССР. 1982. N 5. С. 6.

Следует отметить, что особую опасность представляет совершение указанного преступления родителем, педагогом либо лицом, на которых законом возложены обязанности по воспитанию несовершеннолетнего. В этом случае действия виннового следует квалифицировать по совокупности ст. ст. 150 и 156 УК РФ.

К составу “вовлечение несовершеннолетнего в совершение преступления” тесно примыкает “вовлечение несовершеннолетнего в совершение антиобщественных действий” (ст. 151 УК РФ). По юридической конструкции состав преступления, предусмотренного ст. 151 УК РФ, в целом аналогичен предыдущему. Вместе с тем имеется ряд особенностей, которые связаны со сложностью отграничения вовлечения несовершеннолетнего в совершение антиобщественных действий от правонарушений. Для правильной квалификации немаловажное значение играют оценочные понятия, содержащиеся в диспозиции статьи. При этом обязательным признаком является систематичность действий, составляющих объективную сторону преступного деяния. Это предполагает неоднократность их совершения (не менее трех раз в течение непродолжительного периода времени) и направленность преступного умысла на один объект преступного посягательства .

См.: Пушкин А.В. Преступления против семьи и несовершеннолетних (уголовно-правовой аспект): Учеб. пособие. М., 2002. С. 28 – 29.

При вовлечении несовершеннолетнего в употребление сильнодействующих или ядовитых веществ, не являющихся наркотическими средствами или психотропными веществами, если это деяние сопровождается сбытом таких веществ, содеянное квалифицируется по совокупности преступлений (ст. ст. 151 и 234 УК РФ). Отдельными исследователями высказывались суждения, что как вовлечение в совершение антиобщественных действий следует квалифицировать действия родителей и иных лиц, исполняющих обязанности по воспитанию несовершеннолетних, которые вынудили ребенка заняться антиобщественными действиями путем создания неблагоприятных условий .

См., например: Матюшенко М., Шость Н. Ответственность за вовлечение несовершеннолетних в преступную и иную антиобщественную деятельность // Сов. юстиция. 1986. N 16. С. 7.

При квалификации преступления, предусмотренного ст. 153 УК РФ, под подменой ребенка принято понимать обманные действия, совершаемые тайно или мошенническим путем, в результате которых одного ребенка заменяют другим. Федеральный закон “Об основных гарантиях прав ребенка в Российской Федерации” определяет понятие “ребенок” – “лицо до достижения им возраста 18 лет (совершеннолетия)” . Традиционной является следующая позиция: подмена может произойти только в тех случаях, когда лицо, совершившее преступление, считает, что родители (законные представители) еще не осознали индивидуальных особенностей ребенка (то есть в родильном доме и подобных местах) . Отдельными авторами высказываются суждения, что подмена возможна и в отношении несовершеннолетних в возрасте до 18 лет, которые в силу возраста или задержки в психическом развитии не осознают значения совершаемого с ними действия . Полагаем, что данная позиция противоречит смыслу понятия “подмена”. С одной стороны, подмена детей, способных идентифицировать себя, осознавать свое происхождение и положение, невозможна . С другой, как верно подметил Ю.Е. Пудовочкин, подмена возможна в отношении любого лица, не достигшего 18-летнего возраста и не осознающего своего происхождения, при условии, что и родители не были с ним ознакомлены (например, в случае разрыва связи между родителями и ребенком в младенческом возрасте и последующих попытках его обнаружения ими). При этом обязательным признаком объективной стороны является замена изъятого ребенка другим. В противном случае налицо состав преступления, предусмотренный ст. 126 УК РФ, – похищение человека.

Федеральный закон “Об основных гарантиях прав ребенка в Российской Федерации” // СЗ РФ. 1998. N 31. Ст. 3802.
См.: Российское уголовное право. Особенная часть / Под ред. В.Н. Кудрявцева, А.В. Наумова. М., 1997. С. 133; Пушкин А.В. Указ. соч. С. 39.
См.: Красиков А.Н. Преступления против личности: Учеб. пособие. Саратов, 1999. С. 172.
См.: Пудовочкин Ю.Е. Уголовная ответственность за подмену ребенка // Уголовное право. 2001. N 3. С. 43.
См.: Пудовочкин Ю.Е. Указ. соч. С. 43.

С субъективной стороны преступление всегда характеризуется прямым умыслом. В частности, справедливо отмечается невозможность привлечения к ответственности по ст. 153 УК РФ медицинской сестры родильного дома, по небрежности вручившей родителям чужого ребенка . Обязательным является наличие корыстных или иных низменных побуждений у виновного.

См.: Пушкин А.В. Указ. соч. С. 40.

В теории уголовного права под незаконным усыновлением и удочерением (ст. 154 УК РФ) понимаются установление между лицами (как правило, не связанными родственными отношениями) таких же правоотношений, какие существуют между кровными родителями и детьми, вопреки определенному в законе порядку , который установлен Правилами передачи детей на усыновление (удочерение) и осуществления контроля за условиями их жизни и воспитания в семьях усыновителей на территории Российской Федерации .

См.: Беспалов Ю.Ф. Усыновление как способ досудебной защиты прав ребенка // Российская юстиция. 1997. N 7. С. 21; Королев Ю.А., Кузнецова И.М. Домашняя юридическая энциклопедия. Семья. М., 1997. С. 328.
См.: Постановление Правительства РФ от 29 марта 2000 г. N 275 “Об утверждении Правил передачи детей на усыновление (удочерение) и осуществления контроля за условиями их жизни и воспитания в семьях усыновителей на территории Российской Федерации и Правил постановки на учет консульскими учреждениями Российской Федерации детей, являющихся гражданами Российской Федерации и усыновленных иностранными гражданами или лицами без гражданства” // СЗ РФ. 2000. N 15. Ст. 1590.

Объективную сторону незаконного усыновления составляют три группы альтернативных действий: незаконное усыновление (удочерение) ребенка, незаконная передача ребенка под опеку (попечительство), незаконная передача ребенка на воспитание в приемную семью. От торговли людьми (ст. 127.1 УК РФ) данный состав отличают специфические черты преступного поведения, состоящие в нарушении правил и порядка усыновления, регламентированных Семейным кодексом, а также Правил передачи детей на усыновление . Преступление считается оконченным с момента вступления в законную силу решения суда об усыновлении (удочерении). Обязательным условием наступления уголовной ответственности является наличие вины в форме прямого умысла.

См.: Милевский А.И., Боровиков В.Б. Незаконное усыновление как один из факторов, способствующих распространению торговли несовершеннолетними // Следователь. 1997. N 4. С. 37; Паршуткин В., Львова Е. Особенности рассмотрения судами дел об усыновлении (удочерении детей иностранцами) // Российская юстиция. 1998. N 11. С. 27 – 28.

При квалификации разглашения тайны усыновления, удочерения (ст. 155 УК) не имеет значения, каким образом были преданы огласке такие сведения и кому они стали известны. Обязательными признаками объективной стороны являются: оглашение данных сведений против воли усыновителя – в этом случае нарушаются права усыновителя и усыновленного на невмешательство в частную семейную жизнь ; и наличие у виновного обязанности хранить их как служебную или профессиональную тайну. Признание разглашения тайны усыновления преступлением соответствует положениям Конвенции ООН “О правах ребенка”, содержащим требование о недопустимости незаконного вмешательства в его личную и семейную жизнь.

См.: Уголовное право. Особенная часть: Учебник / Под ред. В.Н. Петрашева. М., 1999. С. 108.

Полагаем, недостатком действующей редакции ст. 155 УК РФ является отсутствие указаний возраста усыновленного (удочеренной), до которого запрещается разглашать такие сведения. Традиционно разглашение тайны усыновления (удочерения) считается преступным до наступления совершеннолетия усыновленного, но высказываются и суждения о том, что возраст усыновленного, в том числе достигшего 18 лет, на квалификацию действий виновного не влияет.

Наиболее дискуссионным и неоднозначным в вопросах уголовно-правовой охраны семьи и несовершеннолетних является определение содержания жестокого обращения, закрепленного в качестве обязательного признака объективной стороны состава преступления, предусмотренного ст. 156 УК РФ (“Неисполнение обязанностей по воспитанию несовершеннолетнего”).

Объективная сторона неисполнения (ненадлежащего исполнения) обязанностей по воспитанию несовершеннолетнего заключается в том, что виновный безосновательно, без видимых на то причин отказывается (уклоняется) от исполнения обязанностей, возложенных законом либо нормативным актом (пассивная деятельность), либо исполняет их ненадлежащим образом, т.е. не в полном объеме (активная деятельность). Как представляется, к признакам неисполнения (ненадлежащего исполнения) обязанностей следует относить: несоблюдение режима дня, обусловленного психофизиологическими потребностями ребенка определенного возраста, невыполнение гигиенических норм (влекущих заболевания кожного покрова и т.п.), невыполнение рекомендаций и предписаний врача по лечению ребенка и т.д., при этом деяния должны носить комплексный характер. Характерной особенностью указанных посягательств является то, что они относятся к категории продолжаемых и длящихся деяний. Иными словами, обязательным признаком объективной стороны выступает систематичность совершения противоправных деяний.

Субъективная сторона преступления предполагает наличие вины в форме косвенного умысла. В теории уголовного права высказываются суждения о возможности совершения преступления по неосторожности . Данный вопрос остается дискуссионным и до настоящего времени.

См.: Уголовное право России. Особенная часть: Учеб. / Под ред. Б.В. Здравомыслова. М., 1996. С. 127.

Конструкция нормы об алиментных обязательствах (ст. 157 УК РФ) такова, что в рамках одной статьи объединены два состава преступления: уклонение родителя от уплаты по решению суда средств на содержание несовершеннолетних или нетрудоспособных детей (“неуплата алиментов”) – ч. 1 и уклонение совершеннолетних трудоспособных детей от уплаты по решению суда средств на содержание нетрудоспособных родителей – ч. 2.

Обязанность содержать детей (ч. 1 ст. 80 СК РФ) – нравственный долг и важнейшая правовая обязанность их родителей. Уклонение родителей от содержания детей ухудшает условия их жизни, влияет на состояние здоровья, нарушает нормальное развитие несовершеннолетних . Важность обеспечения детям средств к существованию объясняется и тем, что нарушение этой обязанности является одним из обстоятельств, обусловливающих, с одной стороны, беспризорность и безнадзорность несовершеннолетних, которые приводят к формированию противоправных и антиобщественных жизненных установок, а с другой – создающих предпосылки для совершения в отношении их преступлений (в том числе предусмотренных ст. ст. 150, 151, 156 УК РФ) .

См.: Ершова Н.М. Правовые вопросы воспитания детей в семье. М., 1971. С. 12.
См.: Пискарев Д.П. Социально-психологические стереотипы противоправного поведения молодежи: Учеб. пособие. Кострома, 1999. С. 43 – 44.

В содержание объективной стороны рассматриваемого состава преступления входят: прямой отказ от уплаты присужденных судом алиментов на содержание детей, сокрытие лицом своего действительного заработка, смена работы или места жительства с целью избежания удержаний по исполнительному листу, уклонение с той же целью от трудовой деятельности и иные действия, свидетельствующие об уклонении от уплаты по решению суда средств на содержание детей. Обязательным признаком является злостность уклонения от уплаты алиментов, под которой признается систематическая неуплата средств на содержание детей после предупреждения судебного исполнителя либо представление фиктивных документов, ложных сведений о доходах или иные обманные действия.

Таким образом, основной проблемой последнего десятилетия в сфере охраны семьи и прав несовершеннолетних, а также предупреждения подростковой преступности в Российской Федерации является формирование основных направлений государственной политики противодействия преступности в сфере семьи и несовершеннолетних, профилактика беспризорности и безнадзорности подрастающего поколения, а также формирование более эффективных средств уголовно-правовой защиты.

Неправильная квалификация преступных действий в большинстве случаев приводит к необоснованному оправданию виновных, а также оказывает влияние на существующий комплекс социально-правовых гарантий, что особенно важно применительно к сфере семейно-бытовых отношений.

Особенности квалификации преступлений против семьи и несовершеннолетних

Непосредственный объектом вовлечения несовершеннолетних в совершение преступления являются интересы нравственного формирования личности несовершеннолетнего (включая и малолетнего). По ч. 3 ст. 150 УК РФ кроме основного необходимо выделять и дополнительный объект – здоровье несовершеннолетнего.

Потерпевшим от этого преступления является несовершен­нолетний (малолетний), который к моменту совершения пре­ступления не достиг 18-летнего возраста.

Объективная сторона преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 150 УК РФ, состоит в вовлечении несовершеннолетнего в совершение преступления.

Под вовлечением понимаются разнообразные действия, на­правленные на возбуждение у несовершеннолетнего желания, стремления участвовать в совершении преступления в качестве исполнителя или пособника.

Способы вовлечения перечислены непосредственно в диспо­зиции ч. 1 ст. 150 УК РФ:

× вовлечение путем обещаний, т. е. принятие на себя винов­ным обязательств оплатить действия подростка, поделиться с ним имуществом (ценностями), если вовлечение касалось со­вершения корыстного преступления. Обещания могут касаться и других обстоятельств, например не требовать возврата долга, защитить в конфликтной ситуации или от более сильных под­ростков и т. п.;

× вовлечение в совершение преступления путем обмана. Обман как искажение истины может касаться личности потер­певшего, каких-либо обстоятельств, имеющих значение для не­совершеннолетнего. Например, субъект умышленно, в целях вовлечения сообщает несовершеннолетнему, что инспектор по делам несовершеннолетних РОВД получила сведения о совер­шении им ранее хулиганских действий от его товарища Н. Вве­денный в заблуждение подросток избивает Н., причинив тяж­кий вред здоровью потерпевшего;

× вовлечение в совершение преступления путем угроз. Зако­нодатель не уточняет содержание угроз, но, судя по санкции ч. 1 ст. 150 УК РФ, это может быть угроза, причинения вреда здоровью различной тяжести, другие высказывания, которые могли повлиять на принятие несовершеннолетним решения о совершении преступления. Спектр угроз может включать также причинение ущерба имуществу, истязания, шантаж (разглаше­ние сведений интимного характера о несовершеннолетнем) и т. п.;

× вовлечение, совершенное иным способом, предполагает широкий набор воздействия на психику несовершеннолетнего. Такими способами могут быть месть, уговоры, подкуп, возбуж­дение чувства зависти, мести и т. д.

Важно установить, что избранный виновным способ воздей­ствия оказался действенным и благодаря ему несовершеннолет­ний был вовлечен в совершение преступления. Термин «вовле­чение» можно толковать как процесс по втягиванию несовер­шеннолетнего в преступление, а также как и результат таких действий, поэтому в теории уголовного права существуют два мнения о конструкции статьи, устанавливающей ответствен­ность за вовлечение несовершеннолетних в преступление.

Большинство ученых-криминалистов относят анализируе­мый состав преступления к формальным и моментом окончания преступления считают совершение самих действий по вовлече­нию несовершеннолетнего. Однако иногда этот состав считают материальным, полагая, что «вовлечение» означает результат и преступление будет признаваться оконченным тогда, когда не­совершеннолетний под воздействием взрослого совершит ка­кое-либо преступление.

Аналогичную позицию занял в свое время и Пленум Вер­ховного Суда СССР, который в одном из своих постановлений, посвященных вопросам практики применения судами законо­дательства по делам о преступлениях несовершеннолетних и о вовлечении их в преступную и иную антиобщественную дея­тельность, разъяснил судам, что действия взрослого должны расцениваться как покушение на вовлечение несовершеннолетнего в преступную деятельность в случае, если, несмотря на указанные воздействия, подросток не стал участвовать в совер­шении преступления (хотя бы на стадии приготовления или покушения).

Судя по редакции диспозиции ч. 1 ст. 150 УК РФ, вовлече­ние несовершеннолетнего в преступление следует относить к формальным составам, сконструированным по тому же типу, что и состав преступления, предусмотренный ст. 125 УК РФ («Ос­тавление в опасности»), и др.

В диспозициях этих статей нет указаний на обязательный элемент состава – последствия, наказание устанавливается за совершение противоправных действий.

Вовлечение несовершеннолетних в преступление причиняет вред объекту посягательства – нравственному формированию личности с самого начала действий, направленных на возбуж­дение желания у подростка принять участие в совершении пре­ступления. Рассказы «бывалого» о «романтике» воровской жиз­ни, о «подвигах» рэкетиров уже способствуют деформации нравственного сознания подростка, причиняют вред объекту. В связи с этим вряд ли можно согласиться с приведенным вы­ше мнением Верховного Суда РФ о необходимости рассматри­вать сами действия взрослого, направленные на вовлечение не­совершеннолетнего, как покушение в тех случаях, когда под­росток не занялся реализацией на практике внушенных ему противоправных способов добычи денег или расправы с лица­ми без повода или по незначительному поводу с их стороны. Доказанный факт вовлечения несовершеннолетнего в соверше­ние преступления является достаточным основанием для ква­лификации виновного деяния по ч. 1 ст. 150 УК РФ как окон­ченное преступление.

Если виновному удалось не только вовлечь подростка в со­вершение преступления, но и подстрекнуть его к участию в групповом или индивидуальном конкретном преступлении, со­деянное им подлежит квалификации по совокупности преступ­лений: ч. ! ст. 150 УК РФ, ст. 33 и (допустим) ч. 1 ст. 158 УК РФ («Кража»).

В том случае, когда взрослый совместно с вовлеченным в преступление несовершеннолетним совершает конкретное пре­ступление, его действия необходимо квалифицировать по ч. 1 ст. 150 УК РФ (за вовлечение) и (допустим) ч. 2 ст. 158 УК РФ по признаку – группа лиц по предварительному согласию.

Если же в совершение преступления был вовлечен малолет­ний (не достигший 14 лет) или не достигший возраста уголов­ной ответственности за конкретное преступление, взрослый привлекается к уголовной ответственности по ст. 150 УК РФ (за вовлечение) и (допустим) по ч. 1 ст. 158 УК РФ как испол­нитель путем посредственного причинения.

Субъективная сторона преступления характеризуется прямым умыслом. Виновный сознает, что вовлекает в преступление не­совершеннолетнего и желает выполнить эти действия. Мотивы преступления могут быть различными. Они учитываются при индивидуализации наказания.

Субъект преступления по ч. 1 ст. 150 УК РФ – лицо, дос­тигшее к моменту совершения преступления 18 лет. При этом не имеет значения разница в возрасте несовершеннолетнего и субъекта преступления. Судебной практике известны случаи, когда несовершеннолетнему исполнилось 17 лет, а виновно­му – 18 лет и 2 месяца. Важно доказать, что все признаки во­влечения, названные в законе, присутствуют в действиях субъ­екта.

Не влияет на ответственность субъекта преступления и пре­дыдущее поведение несовершеннолетнего.

При отсутствии признаков вовлечения в преступление взрослые, совершившие преступления совместно с несовер­шеннолетними, несут ответственность как соучастники.

Часть 2 ст. 150 УК РФ устанавливает повышенную ответст­венность за вовлечение несовершеннолетних в преступление для родителей, педагогов и иных лиц (тренеров спортивных ко­манд, воспитателей в интернатах, детских приютах и т. д.), на которых законом возложена обязанность по воспитанию несо­вершеннолетнего.

Читайте также:  Взыскание долга с ИП прекратившего деятельность

Часть 3 ст. 150 УК РФ предусматривает ответственность за вовлечение несовершеннолетних в преступление, совершенное с насилием или угрозой его применения. Насилие входит в объ­ективную сторону и ч. 1 ст. 150 УК РФ как один из способов вовлечения несовершеннолетнего в преступление. Насилие и угрозы, предусмотренные ч. 3 ст. 150 УК РФ, – это фактиче­ское причинение вреда здоровью потерпевшего различной тя­жести (охватывается ст. 112, 115, 116 УК РФ) либо угроза его немедленного применения в случае отказа несовершеннолетне­го от участия в преступлении.

Часть 4 ст. 150 УК РФ регламентирует ответственность взрослого за вовлечение несовершеннолетних в преступную группу либо в совершение тяжкого или особо тяжкого преступ­ления.

Признаки, названные в этой части ст. 150 УК РФ, раскрыты в ст. 15 и 35 УК РФ.

Вовлечение несовершеннолетнего в совершение антиобщест­венных действий.

Основной объект преступления по ст. 151 УК РФ тождествен объекту преступления, предусмотренного ст. 150 УК РФ, – нравственное формирование личности несо­вершеннолетнего.

По ч. 3 ст. 151 УК РФ также следует выделять дополнитель­ный объект – здоровье подростка.

Потерпевшим является лицо, не достигшее 18 лет на момент вовлечения его в антиобщественную деятельность.

Под антиобщественными действиями понимается такое по­ведение, которое не обладает признаком противоправности и, следовательно, не наказывается в уголовном порядке, но вместе с тем оно противоречит правилам поведения в обществе, амо­рально, безнравственно, способно нарушить общественный по­рядок и причинить вред здоровью самого правонарушителя и других лиц. Социальная практика насчитывает много разновид­ностей антиобщественного поведения несовершеннолетних, учителями которых нередко выступают взрослые, в том числе и родители.

Однако в уголовном порядке преследуется вовлечение несо­вершеннолетних в наиболее общественно опасные виды анти­общественного поведения, прямо названные в законе.

Объективная сторона преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 151 УК РФ, состоит в вовлечении несовершеннолетнего в совершение следующих антиобщественных действий:

× систематическое употребление спиртных напитков;

× систематическое употребление одурманивающих веществ;

× занятие бродяжничеством или попрошайничеством.

Способы вовлечения в ст. 151 УК РФ не называются, но мо­гут быть такими же, как перечисленные в ч. 1 ст. 150 УК РФ. Ответственность за вовлечение в употребление спиртных на­питков или одурманивающих веществ наступает в том случае, когда эти действия совершаются систематично, т. е. три и более раза в течение определенного времени в пределах года.

Субъектом по данному виду вовлечения несовершеннолет­него являются мужчины и женщины, достигшие 18-летнего возраста, как и в целом по данной статье. Они часто выступают еще и сутенерами. Забота о нравственном здоровье подрастаю­щего поколения требует установления уголовной ответственно­сти и для названной категории виновных.

Часть 2 ст. 151 УК РФ предусматривает уголовную ответст­венность за вовлечение несовершеннолетних в совершение ан­тиобщественных действий родителями, педагогами либо иными лицами, на которых законом возложена обязанность по воспи­танию несовершеннолетнего.

Часть 3 ст. 151 УК РФ в качестве особо квалифицирующего признака предусматривает совершение деяний, названных в ч. 1 и 2 данной статьи, с применением насилия или угрозой его применения. Характеристика названных видов насилия дана в предыдущей статье. Важно лишь доказать, что целью примене­ния насилия служило вовлечение подростка (ребенка) в совер­шение антиобщественных действий, прямо названных в ст. 151 УК РФ. В противном случае насилие или угрозу его примене­ния необходимо квалифицировать по правилам о реальной со­вокупности преступлений.

Федеральным законом от 8 декабря 2003 г. № 162-ФЗ ст. 151 УК РФ дополнена примечанием, которое позволяет устранить формализм со стороны правоохранительных органов при реше­нии вопроса о вменении ст. 151 за вовлечение несовершенно­летних в бродяжничество.

«Действие настоящей статьи, – указывается в примеча­нии, – не распространяется на случаи вовлечения несовершен­нолетнего в занятие бродяжничеством, если это деяние совер­шено родителями вследствие стечения тяжелых жизненных обстоятельств, вызванных утратой источника средств существо­вания или отсутствием места жительства».

Злостное уклонение от уплаты средств на содержание нетрудо­способных родителей или детей.

Ответственность по ч. 1 ст. 157 УК РФ базируется на предусмотренных СК РФ алиментных обязательствах родителей (усыновителей) в отношении несо­вершеннолетних детей.

Объектом преступления по ч. 1 ст. 157 УК РФ являются ма­териальные интересы детей, позволяющие им жить и воспиты­ваться в достойных для человека условиях.

Потерпевший – лицо до 18-летнего возраста либо нетрудо­способные дети, достигшие совершеннолетия.

Объективная сторона – злостное уклонение родителя от уп­латы по решению суда средств на содержание несовершенно­летних детей.

В соответствии с СК РФ алименты могут взыскиваться дво­яко:

× на основе соглашения между родителями, которое после нотариального удостоверения приобретает силу исполнитель­ного листа;

× по решению суда.

Следует, однако, иметь в виду, что уголовная ответствен­ность по ст. 157 УК РФ может наступать лишь в том случае, ко­гда алименты взыскиваются по решению суда.

Злостным считается такое уклонение, которое выражается в систематическом, продолжительном уклонении от исполнения вступившего в законную силу решения суда о взыскании али­ментов. Способами уклонения могут быть частая смена места жительства в пределах города либо со сменой региона прожива­ния, смена мест службы без уважительных причин, сокрытие работы по совместительству или иных реальных источников дохода.

Для признания уклонения злостным необходимо наличие официального предупреждения от имени суда алиментщику о его добросовестном отношении к исполнению решения суда о взыскании алиментов. Для получения ответа на вопросы: было ли уклонение злостным, суду необходимо проанализировать, а в необходимых случаях и проверить объяснения виновного о причинах частой перемены мест жительства, работы и других обстоятельствах, входящих в понятие «злостное уклонение».

С субъективной стороны данное преступление совершается с прямым умыслом – желанием уклониться от уплаты средств на содержание детей. Мотивы – чаще всего корыстные, но к ним могут добавляться и иные (месть матери ребенка, расторгшей брак, сомнение в своем родстве с ребенком и т. п.). Они не влияют на ответственность виновного по ст. 157 УК РФ.

Субъект преступления – специальный. Это родители (усы­новители), записанные в качестве таковых в книге записей рождений. Кроме того, это может быть лицо, отцовство которого установлено в порядке, установленном СК РФ, а также те ро­дители, которые были лишены родительских прав, а дети пере­даны на воспитание родственникам или помещены в детские воспитательные учреждения.

Опекуны, попечители, а также лица, на которых суд возло­жил обязанность по воспитанию детей (дальние родственники, например), субъектами преступления по ст. 157 УК РФ не яв­ляются.

Часть 2 ст. 157 УК РФ устанавливает ответственность за злостное уклонение совершеннолетних трудоспособных детей от уплаты по решению суда средств на содержание нетрудоспо­собных родителей.

Потерпевшими по этой части ст. 157 УК РФ являются нетру­доспособные родители (в том числе и усыновители), т. е. жен­щины, достигшие 55-летнего возраста, мужчины – 60-летнего возраста, а также инвалиды I и II групп даже в более молодом возрасте.

Как и в ч. 1 ст. 157 УК РФ, основанием для привлечения взрослых детей к ответственности по ч. 2 ст. 157 является их злостное уклонение от уплаты средств на содержание нетрудо­способных родителей, которые они были обязаны выплачивать по решению суда.

Все остальные характеристики объективной и субъективной стороны ч. 2 ст. 157 УК РФ совпадают с данными в ч. 1 ст. 157 УК РФ.

Субъектом по ч. 1 ст. 157 УК РФ являются совершеннолет­ние родные дети и усыновленные (удочеренные), обязанные по решению суда платить алименты на содержание нетрудоспо­собных родителей.

Дата добавления: 2018-05-13 ; просмотров: 1185 ;

Опекуны, попечители, а также лица, на которых суд возло жил обязанность по воспитанию детей дальние родственники, например , субъектами преступления по ст.

Актуальные проблемы квалификации преступлений против семьи и несовершеннолетних

Рубрика: Юриспруденция

Дата публикации: 25.05.2020 2020-05-25

Статья просмотрена: 111 раз

В данной статье, рассматриваются актуальные проблемы квалификации преступлений против семьи и несовершеннолетних, а также их место и особенности в нынешнем законодательстве.

Квалификация преступлений против несовершеннолетних

При подготовке к семинарскому занятию по седьмой теме важно знать следующие отправные исходные положения: преступления против семьи и несовершеннолетних – это общественно опасные виновные, противоправные деяния, посягающие на общественные отношения, обеспечивающие нормальное физическое, социальное, интеллектуальное и нравственное развитие и воспитание несовершеннолетних, надлежащее функционирование семьи, нормальное существование взрослых нетрудоспособных детей или нетрудоспособных родителей. Общим признаком всех преступлений, предусмотренных гл. 20 УК РФ, является родовой объект – общественные отношения по обеспечению нормального физического, интеллектуального и нравственного развития и воспитания несовершеннолетних, надлежащего функционирования семьи и ее охране. Непосредственный объект преступлений против семьи и несовершеннолетних – конкретные общественные отношения, обеспечивающие формирование личности несовершеннолетнего, его нормальное физическое, интеллектуальное и нравственное развитие и воспитание, нормальное существование взрослых нетрудоспособных детей или нетрудоспособных родителей, иные права и интересы несовершеннолетних и иных лиц в сфере семейных отношений.

В зависимости от видового объекта, преступления, предусмотренные гл. 20 УК РФ, можно подразделить на две группы: 1) преступления против несовершеннолетних (ст. 150, 151, 151,1, 156 УК РФ); 2) преступления против семьи (ст. 153-155, 157 УК РФ). Объективная сторона изучаемых преступлений в большинстве случаев заключается в совершении активных действий (например, ст. 150, 151, 151,1, 153 УК РФ). Бездействием могут совершаться преступления, закрепленные в ст. 156, 157 УК РФ. Субъективная сторона исследуемых деяний характеризуется прямым умыслом, в некоторых случаях обязательным признаком при этом является наличие корыстных или иных низменных побуждений (например, ст. 153-155 УК РФ). Субъект преступлений против семьи и несовершеннолетних – вменяемое физическое лицо, достигшее 16 лет. В некоторых составах – специальный субъект, в качестве которого могут выступать достигшие совершеннолетия лица, родители, педагоги, иные лица, выполняющие обязанности по воспитанию несовершеннолетнего, лица, наделенные специальными полномочиями или обязанностями (например, ч. 2 ст. 151 УК РФ).

При исследовании составов, предусматривающих ответственность за преступления против несовершеннолетних, следует обратить особое внимание на то, что с объективной стороны данные деяния совершаются, как правило, путем действия, за исключением ст. 156 УК РФ «Неисполнение обязанностей по воспитанию несовершеннолетнего». Преступления сконструированы по типу формальных. Субъективная сторона в преступлениях, посягающих на нормальное развитие несовершеннолетних, характеризуется виной в форме умысла. Необходимо помнить о том, что при вовлечении несовершеннолетнего в совершение преступления или иных антиобщественных действий, субъектом может выступать только совершеннолетний, т.е. лицо, которому исполнилось 18 лет. Субъектом неисполнения обязанности по воспитанию несовершеннолетнего может являться только родитель, либо иное лицо, на которое возложены обязанности по воспитанию несовершеннолетнего, а равно педагог, другой работник образовательного, воспитательного, лечебного либо иного учре­ждения, обязанного осуществлять надзор за несовершеннолетним.

Условия формирования личности ребенка в значительной степени зависят также от прочности брачно-семейных отношений и благополучия семьи. Поэтому вопрос об охране личности несовершеннолетнего тесно связан с вопросом об охране семьи, в том числе и посредством установления уголовной ответственности за такие преступные деяния, как подмена ребенка, незаконное усыновление (удочерение), злостное уклонение средств на содержание детей или нетрудоспособных родителей. С объективной стороны данные деяния совершаются, как правило, путем действия. Причем в этих составах не предполагается в обязательном порядке наступления конкретных общественно опасных последствий. Субъективная сторона в преступлениях, посягающих на неприкосновенность семейных взаимоотношений и условий воспитания несовершеннолетних, характеризуется виной в форме умысла. При исследовании состава преступления, предусмотренного ст. 157 УК РФ, необходимо помнить о том, речь здесь идет о специальном субъекте – родителе, обязанном по решению суда уплачивать средства на содержание своих несовершеннолетних или совершеннолетних нетрудоспособных детей, либо (ч. 2 ст. 157 УК РФ) совершеннолетнем трудоспособном ребенке, который также по решению суда обязан содержать своих нетрудоспособных родителей.

20 УК РФ, является родовой объект – общественные отношения по обеспечению нормального физического, интеллектуального и нравственного развития и воспитания несовершеннолетних, надлежащего функционирования семьи и ее охране.

Квалификация преступлений против несовершеннолетних

Система и виды преступлений против семьи и несовершеннолетних .

1)Виды преступлений против семьи и несовершеннолетних.

Родовым объектом являются общественные отношения, обеспечивающие нормальное развитие и воспитание несовершеннолетних и охрану семьи.

Объективная сторона – совершение активных действий. Исключение – неисполнение обязанностей по воспитанию несовершеннолетнего и злостное уклонение от уплаты средств на содержание детей или нетрудоспособных родителей, которые могут быть совершены посредством бездействия.

Субъективная сторона – всегда прямой умысел. В некоторых случаях корыстные или иные низменные побуждения.

Субъект – вменяемое лицо, достигшее 16 лет. В некоторых составах – специальный субъект.

Классификация . В зависимости от непосредственного объекта, и содержания преступлений их можно разделить на три группы:

– Преступления, способствующие антиобщественной деятельности несовершеннолетних

– Вовлечение в совершение преступления.

– Вовлечение в антиобщественное поведение.

– Преступления, посягающие на свободу несовершеннолетнего

– Преступления, посягающие на охрану семьи и создание необходимых условий для содержания и воспитания несовершеннолетних.

– Разглашение тайны усыновления

– Неисполнение обязанностей по воспитанию несовершеннолетнего.

– злостное уклонение от алиментов.

2) Вовлечение несовершеннолетнего в совершение преступлений. (ст. 150).

Общественная опасность преступления заключается в том, что оно посягает на формирование личности несовершеннолетнего. Вовлечение несовершеннолетнего в совершение преступления формирует резервы пополнения преступного мира.

Объектом преступного посягательства выступают общественные отношения, возникающие в связи с нравственным, психическим и духовным развитием несовершеннолетнего, формированием у него недеформированного правосознания и выработкой потребности правомерного поведения.

Объективная сторона составов преступления выражается в вовлечении несовершеннолетнего в совершение преступления путем обещаний, обмана, угроз или иным способом.

Обязательным признаком объективной стороны является способ совершения преступления – обещание, обман, угроза или иной способ.

– Несовершеннолетнему за совершенное деяние могут обещать деньги, подарок, часть похищенного, услугу (например, защиту от старшеклассников, помощь в обучении и трудоустройстве, решение иных личных, семейных, бытовых, социальных и других проблем самого несовершеннолетнего или его близких и родственников), преступную карьеру и т.д.

Под обманом понимается сообщение несовершеннолетнему заведомо ложных сведений, относящихся к совершаемому деянию (несовершеннолетнего, например, убеждают, что деяние не является преступным), юридическим последствиям для несовершеннолетнего (несовершеннолетнего, например, убеждают в том, что он не достиг возраста привлечения к УО либо указывают, что максимальное наказание за содеянное – условное осуждение), иным обстоятельствам (несовершеннолетнего, например, вводят в заблуждение относительно личности потерпевшего).

– Несовершеннолетнему могут угрожать разглашением порочащих его или его близких сведений, уничтожением или повреждением имущества, отчислением из учебного заведения, отстранением от коллектива и т.д. Угроза применения насилия влечет квалификацию по ч. 3 коммент. статьи.

– Иными способами вовлечения несовершеннолетнего в совершение преступления могут выступать: формирование у несовершеннолетнего чувства мести, расовой, национальной, религиозной ненависти; указание на то, что если несовершеннолетний не может совершить преступление, то он не настоящий мужчина, и т.д. Как иной способ вовлечения следует рассматривать и предложение взрослого принять участие в совершении преступления (см. кассационное Определение ВС РФ от 09.08.2006, дело N 1-о06-19).

УО наступает только за вовлечение несовершеннолетнего в совершение умышленного преступления. УО наступает за вовлечение несовершеннолетнего в совершение преступления в качестве исполнителя, соисполнителя или пособника.

Состав преступления по конструкции формальный. Преступление окончено в момент вовлечения несовершеннолетнего в совершение преступления независимо от того, было ли оно совершено (см. п. 8 Постановления Пленума ВС РФ N 7).

С субъективной стороны преступление характеризуется виной в форме прямого умысла. Виновный осознает, что вовлекает несовершеннолетнего в совершение преступления. Помимо этого, он должен заведомо знать о несовершеннолетии ребенка.

Субъект преступного посягательства – физическое вменяемое лицо, достигшее 18-летного возраста (совершеннолетний, взрослое лицо).

Квалифицирующие признаки:

– Вовлечение в преступление родителями, педагогами, и лицами, на которые законом возложена обязанность по воспитанию ребенка.

– Вовлечение в преступление путем насилия или угроз.

– Вовлечение в преступления связанные с вовлечением несовершеннолетнего в преступную группу либо в совершение тяжкого или особо тяжкого преступления, а также в совершение преступления по мотивам политической, идеологической, расовой, национальной или религиозной ненависти или вражды либо по мотивам ненависти или вражды в отношении какой-либо социальной группы.

3) Вовлечение несовершеннолетнего в совершение иных антиобщественных действий. (ст. 151).

Основным объектом преступного посягательства выступают общественные отношения, возникающие в связи с нравственным, психическим и духовным развитием несовершеннолетнего, обеспечением его права на достойные условия существования. Факультативным объектом может быть здоровье, честь и достоинство несовершеннолетнего.

Объективная сторона составов преступления выражается в вовлечении несовершеннолетнего в систематическое употребление спиртных напитков, одурманивающих веществ, в занятие бродяжничеством или попрошайничеством.

Под вовлечением несовершеннолетнего в употребление спиртных напитков, одурманивающих веществ, в занятие бродяжничеством или попрошайничеством понимается совершение любых действий, в результате которых у несовершеннолетнего формируется желание либо он вынужден употреблять спиртные напитки, одурманивающие вещества, заниматься бродяжничеством или попрошайничеством.

Вовлечение в употребление спиртных напитков, одурманивающих веществ, в занятие бродяжничеством или попрошайничеством не одного, а нескольких несовершеннолетних по смыслу закона не образует совокупности преступлений, предусмотренных 151 статьей, и не может влечь за собой назначение наказания по совокупности этих преступлений.

Вовлечение несовершеннолетнего в систематическое употребление спиртных напитков, одурманивающих веществ, в занятие бродяжничеством или попрошайничеством образует состав преступления, предусмотренного 151 статьей, независимо от способа совершения данного преступления.

Под бродяжничеством понимается образ жизни, связанный со скитальчеством, шатательством, частой сменой места проживания.

Попрошайничество – прошение милостыни, подаяния, надоедливое выпрашивание чего-либо.

Под систематическим понимается вовлечение несовершеннолетнего в систематическое употребление спиртных напитков, одурманивающих веществ, в занятие бродяжничеством или попрошайничеством, совершенное три и более раза.

Состав преступления по конструкции формальный. Преступление окончено в момент вовлечения несовершеннолетнего в совершение антиобщественных действий независимо от того, было ли оно совершено

С субъективной стороны преступление характеризуется виной в форме прямого умысла. Виновный осознает, что вовлекает несовершеннолетнего в совершение антиобщественных действий. По смыслу п. 8 Постановления Пленума ВС РФ N 7 взрослый не подлежит УО по ст. 151, если он не осознавал, что своими действиями вовлекает несовершеннолетнего в совершение антиобщественных действий и если он не знал о несовершеннолетии лица, вовлеченного им в совершение антиобщественных действий.

Мотив и цель на квалификацию деяния как преступления не влияют.

Субъект преступного посягательства – физическое вменяемое лицо, достигшее 18-летного возраста (совершеннолетний, взрослое лицо).

Квалифицирующие признаки.

В ч. 2 151 статьи, закрепляющей квалифицированный состав преступления, предусмотрен специальный субъект – родитель, педагог либо иное лицо, на которое законом возложены обязанности по воспитанию несовершеннолетнего.

В ч. 3 151 статьи, закрепляющей особо квалифицированный состав преступления, предусмотрен способ совершения преступления – применение насилия или угроза его применения.

Примечание . Действие настоящей статьи не распространяется на случаи вовлечения несовершеннолетнего в занятие бродяжничеством, если это деяние совершено родителем вследствие стечения тяжелых жизненных обстоятельств, вызванных утратой источника средств существования или отсутствием места жительства.

кассационное Определение ВС РФ от 09.

Статистика

Совсем недавно премьер-министр выступил с докладом о состоянии статистики о преступлениях против семьи и детей.

Все, кто мог слышать доклад и цифры пришел в ужас от такого количества правонарушений.

Количество преступлений совершаемых в год действительно непомерно велико.

Так, к примеру, за 2014 год погибло около 1500 детей от рук своих родителей.

Конечно, такое положение вещей недопустимо и горько обсуждать и читать подобные факты.

Конечно, если оценивать все преступления, то большую долю занимают преступления, связанные с сексуальным подтекстом.

Таким образом, ситуация с преступлениями против семьи и несовершеннолетних остается пугающей и требует серьезного вмешательства как со стороны законодателя, так и со стороны исполнительных и правоохранительных органов нашей страны.

Подобных примеров тысячи, один из них случился совсем недавно в Ростовской области.

Втягивание детей в деятельность, которая может представлять угрозу их жизни: положение № 151.2 УК РФ

Если ребенка заставляют совершать действия, которые заведомо несут угрозу жизни, подозреваемые могут быть оштрафованы на сумму до 80 000 рублей либо осуждены на срок до 12 месяцев.

Когда в опасную деятельность вовлекается несколько несовершеннолетних, противоправные действия совершаются преступной группой по предварительному сговору, либо путём распространения информации посредством СМИ и интернет-ресурсов, ответственность ужесточается. Обвиняемым может грозить штраф до 100 000 рублей, содержание под стражей до 3-х лет.

Сюда относятся занятия попрошайничеством, употребление запрещённых препаратов и распитие спиртосодержащих напитков, которые совершаются несовершеннолетними под давлением старших товарищей.

НЕКОТОРЫЕ ПРОБЛЕМЫ КВАЛИФИКАЦИИ ПРЕСТУПЛЕНИЙ ПРОТИВ ПОЛОВОЙ НЕПРИКОСНОВЕННОСТИ НЕСОВЕРШЕННОЛЕТНИХ

Нормативные предписания об ответственности за преступления, посягающие на половую неприкосновенность несовершеннолетних, в течение последнего десятилетия неоднократно подвергались изменению. Тем не менее, по-прежнему остаются нерешенными вопросы как теоретического, так и практического характера, возникают новые (терминологическое несоответствие диспозиции ч. 1 ст. 134 УК РФ ее наименованию, неоднозначность примечаний к этой статье и т.д.).

Читайте также:  Как забрать мед карту из поликлиники?

Ранее нормы ст. 134 УК РФ устанавливали ответственность за половое сношение, мужеложство или лесбиянство, совершенное лицом, достигшим 18-летнего возраста, с лицом, заведомо не достигшим 16-летнего возраста.

В соответствии с Федеральным законом «О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации» от 27 июля 2009 г. № 215-ФЗ предусматривалась ответственность за половое сношение, мужеложство или лесбиянство, совершенные лицом, достигшим 18-летнего возраста, с лицом, заведомо не достигшим 14-летнего возраста (ч. 2 ст. 134 УК РФ); половое сношение, мужеложство или лесбиянство, совершенные лицом, достигшим 18-летнего возраста, с лицом, заведомо не достигшим 12-летнего возраста (ч. 3 ст. 134 УК РФ); половое сношение, мужеложство или лесбиянство, совершенные лицом, достигшим 18-летнего возраста, с лицом, заведомо не достигшим 12-летнего, либо 14-летнего возраста, совершенные группой лиц, группой лиц по предварительному сговору или организованной группой (ч. 4 ст. 134 УК РФ) [7]. И уже Федеральный закон от 29 февраля 2012 г. № 14-ФЗ установил действующую редакцию статьи [8].

Дифференциацию уголовной ответственности в зависимости от возраста потерпевшего, по нашему мнению, следует признать целесообразной. Очевидно, что уровни сексуального развития личности в 12, 14 и 16 лет существенно отличаются друг от друга. Как отмечает М. В. Кахний, подросток в 14 или 16 лет – это не то же самое, что взрослый человек в 36 или 38 лет. В данный возрастной период разница в 1-2 года уже не имеет такого значения, «как в юношестве или молодости, когда формируется личность, собственные представления и взгляды на сексуальную жизнь, когда подросток усваивает стандарты общества в области половой морали и этики» [2, с. 22]. Кроме того, преступления против половой неприкосновенности малолетних и несовершеннолетних могут оставить в их сознании большие психологические травмы. Причем, как нам представляется, чем ниже возраст потерпевшего, тем более существенное влияние могут оказать подобные негативные факты на дальнейшее развитие личности, приобретение ею социальных связей, адаптацию в обществе и т.д.

Законом от 27 июля 2009 г. № 215-ФЗ в ст. 134 УК РФ внесено еще одно немаловажное дополнение. Речь идет о примечании к данной статье, в котором указывается, что лицо, впервые совершившее преступление, предусмотренное ч. 1 ст. 134 УК РФ, освобождается судом от наказания, если будет установлено, что это лицо и совершенное им преступление перестали быть общественно опасными в связи со вступлением в брак с потерпевшим. У нововведения есть существенные плюсы. На практике встречались случаи, когда один из любящих друг друга и ведущих половую жизнь партнеров, оказывался осужденным. Но есть и аспекты со знаком минус. Во-первых, в изменившихся условиях могут складываться ситуации, при которых виновное лицо будет стремиться к заключению фиктивного (с его стороны) брака, дабы избежать уголовного наказания. Во-вторых, подобное решение исследуемого вопроса ведет либо к дискриминации в оценке однополых отношений, в том числе и сексуальных, при освобождении от наказания, либо означает привилегированное, в плане освобождения от этой меры государственного воздействия, положение гетеросексуальных пар. Справедливо, что отсутствие законодательно разрешения на заключение однополых браков не должно являться основанием для ущемления прав одних виновных и льготного положения других при реализации уголовно-правовых норм.

Федеральный закон от 29 февраля 2012 г. № 14-ФЗ также дополнил ст. 134 УК РФ примечанием (примечание 2), в соответствии с которым в случае, если разница в возрасте между потерпевшим и подсудимым составляет менее четырех лет, к последнему не применяется наказание в виде лишения свободы за совершенное деяние, предусмотренное ч. 1 ст. 134, а также ч. 1 ст. 135 УК РФ.

Характеризуя примечание, нельзя не отметить стремление законодателя оградить от пребывания в пенитенциарном учреждении виновного лица при разнице в возрасте с потерпевшим менее четырех лет. При этом не совсем понятно, почему выбран именно такой возрастной предел, а, скажем, не трех или пятилетний. К тому же, на наш взгляд, положения данного примечания противоречат принципу равенства граждан перед законом. Допустим, половое сношение имело место между 15-летней девушкой и 18-летним парнем. Наказание в виде лишения свободы не может быть назначено. Если такое же деяние совершит лицо, достигшее 19-летнего возраста, то в его отношении может быть назначена такая мера государственного принуждения.

При рассмотрении изменений, внесенных в ст. 134 УК РФ, специалисты неоднократно высказывались о несоответствии между названием и содержанием исследуемой статьи [1, с. 22; 4, с. 201]. Дело в том, что название ст. 134 УК РФ шире ее содержания. В названии нормы указывается на половое сношение и иные действия сексуального характера, в содержании статьи – только на половое сношение, мужеложство, лесбиянство. В связи с этим складывается ситуация, при которой иные действия сексуального характера, например, вступление мужчины в добровольный оральный секс с девочкой, в оральный секс с мальчиком, являются ненаказуемыми. Такого рода деяния явно недопустимы.

В подобных ситуациях, как считает М.В. Кахний, следует квалифицировать действия виновного по ст. 135 УК РФ [2, с. 23]. В то же время данную квалификацию нельзя признать объективной, поскольку развратные действия имеют более низкую степень интенсивности противоправного сексуального поведения и не совпадают по объективным признакам с действиями сексуального характера [3, с. 190].

Получается, что для привлечения лица к ответственности по ст. 134 УК РФ, словосочетание «половое сношение» следует трактовать шире, нежели как половой акт между мужчиной и женщиной, включая в него иные действия сексуального характера, либо – к мужеложству и к лесбиянству необходимо относить иные действия сексуального характера, что не соответствует господствующей в доктрине уголовного права точке зрения. Поэтому криминалисты предлагают расширить ст. 134 УК РФ, указав в ней, помимо полового сношения, мужеложства, лесбиянства, также и иные действия сексуального характера. Безусловно, это позволит избежать ошибок при квалификации соответствующих преступлений, адекватно охранять несовершеннолетних от половых посягательств.

Федеральными законами от 27 июля 2009 г. № 215-ФЗ, от 29 февраля 2012 г. № 14-ФЗ дополнения были внесены и в ст. 135 УК РФ. Изменения, также как и в ст. 134 УК РФ, относятся к дифференциации уголовной ответственности в зависимости от возраста потерпевшего. Часть 4 ст. 135 УК РФ предусматривает ответственность за совершение развратных действий, совершенные группой лиц по предварительному сговору или организованной группой. Признак совершения такого преступления группой лиц, как это имеет место в ч. 5 ст. 134 УК РФ, отсутствует, хотя групповые развратные действия вполне реальны. Со всей очевидностью напрашивается дополнение ч. 4 ст. 135 УК РФ данным квалифицирующим обстоятельством.

В заключении необходимо указать еще на одно нововведение, относящееся ко всем составам половых преступлений против несовершеннолетних, закрепленное в постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 04 декабря 2014 г. № 16. Касается оно учета судимостей за половые преступления против несовершеннолетних, совершенные лицом в возрасте до восемнадцати лет.

В соответствии с п. 14 постановления к имеющим судимость за ранее совершенное преступление против половой неприкосновенности несовершеннолетнего относятся лица, имеющие непогашенную или не снятую в установленном законом порядке судимость за любое из совершенных в отношении несовершеннолетних половых преступлений. Судимости за преступления, совершенные лицом в возрасте до восемнадцати лет, также должны учитываться при квалификации посягательства [6].

Ситуация, по меньшей мере, спорная. Возможно жесткий подход к несовершеннолетним насильникам обусловлен высокой общественной опасностью рассматриваемых преступлений и намерением максимально строго наказывать любые посягательства на половую неприкосновенность несовершеннолетних. Но он вступает в противоречия с другими нормами. Такие преступления как убийство, террористический акт вряд ли менее общественно опасны. Но судимости за эти преступления, совершенные лицом в возрасте до восемнадцати лет, игнорируются даже при признании рецидива преступлений (п. «б» ч. 4 ст. 18 УК РФ). На это же обращается внимание и в п. 20 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 1 февраля 2011 г. № 1 «О судебной практике применения законодательства, регламентирующего особенности уголовной ответственности и наказания несовершеннолетних» [5].

Представляется, что желание правоприменителя усовершенствовать отдельные аспекты привлечения к уголовной ответственности за половые преступления против несовершеннолетних должно, в первую очередь, согласовываться с действующим законодательством и устоявшимися в доктрине уголовного права положениями.

Со всей очевидностью напрашивается дополнение ч.

Преступления против семьи и несовершеннолетних, их квалификация по уголовному законодательству (стр. 2 из 5)

По вопросу о моменте окончания анализируемого преступления в литературе высказаны различные мнения. Большинство авторов считают состав преступления формальным, т.е. преступление признается оконченным с момента совершения виновным одного из действий, направленных на вовлечение несовершеннолетнего в совершение преступления[2].Вместе с тем некоторые авторы считали преступление оконченным, если подросток начал участвовать в преступлении, в которое его вовлек виновный.

Этот вопрос решен постановлением Пленума Верховного Суда РФ от 14 февраля 2000 г. N 7 “О судебной практике по делам о преступлениях несовершеннолетних”. В нем говорится (п. 8): “Преступления, ответственность за которые предусмотрена статьями 150 и 151 УК РФ, являются оконченными с момента вовлечения несовершеннолетнего в совершение преступления либо антиобщественных действий независимо от того, совершил ли он какое-либо из указанных противоправных действий”[3].

При подстрекательстве несовершеннолетнего к совершению преступления, согласно п. 9 постановления Пленума от 14 февраля 2000 г., действия взрослого лица при наличии признаков указанного преступления должны квалифицироваться по ст. 150 УК, а также по закону, предусматривающему ответственность за соучастие (в форме подстрекательства) в совершении конкретного преступления.

Вместе с тем при совершении преступления несовершеннолетним, не подлежащим уголовной ответственности в силу возраста (ст. 20 УК) или невменяемости (ст. 21 УК), лицо, вовлекшее несовершеннолетнего в совершение этого преступления, в соответствии с ч. 2 ст. 33 УК несет ответственность за содеянное как исполнитель путем посредственного причинения.

Субъективная сторона преступления – прямой умысел: виновный сознает, что вовлекает несовершеннолетнего в совершение преступления, и желает этого. Такой позиции придерживается большинство авторов. Вместе с тем, согласно п. 9 действовавшего ранее постановления Пленума Верховного Суда СССР от 3 декабря 1976 г. “О практике применения судами законодательства по делам о преступлениях несовершеннолетних и о вовлечении их в преступную и иную антиобщественную деятельность”, “при рассмотрении дел следует устанавливать, сознавал ли взрослый или допускал, что своими действиями вовлекает несовершеннолетнего в преступную или иную антиобщественную деятельность”, т.е. Пленум Верховного Суда СССР считал, что по делам этой категории возможен не только прямой, но и косвенный умысел (“допускал”). Мотивы, которыми руководствуются виновные, и цели значения для квалификации не имеют, хотя чаще всего выражаются в корысти, а также мести, зависти и других низменных побуждениях.

Субъект преступления, как указано в ст. 150 УК, лицо, достигшее 18 лет. Вместе с тем законодатель, устанавливая восемнадцатилетний возраст, с которого возможна уголовная ответственность за вовлечение несовершеннолетнего в преступную деятельность, имел, очевидно, в виду определенные возрастные преимущества субъекта преступления над подростком. Поэтому в случае, когда субъект старше несовершеннолетнего на несколько месяцев, не всегда целесообразно привлечение такого взрослого к ответственности по ст. 150 УК.

Статья 150 УК предусматривает несколько квалифицирующих и особо квалифицирующих признаков этого преступления. Повышенную общественную опасность представляют случаи, когда родители, ведущие аморальный образ жизни, а также иные лица, на которых возложена обязанность воспитывать детей, вовлекают подопечных в совершение преступлений. В ч. 2 ст. 150 УК предусмотрена ответственность за совершенное родителем, педагогом либо иным лицом, на которое возложены обязанности заботиться о несовершеннолетнем, вовлечение несовершеннолетнего в совершение преступления. Под иным лицом, на которое возложены обязанности заботиться о несовершеннолетнем, понимаются, например, воспитатели детских домов, интернатов и т.д.

Вовлечение несовершеннолетних в совершение преступления иногда сопровождается применением физического насилия. Согласно ч. 3 ст. 150 УК особо квалифицированным составом являются деяния, предусмотренные ч. 1 и 2 ст. 150 УК, совершенные с применением насилия или угрозой его применения. Если вовлечение в преступление сопровождалось причинением вреда здоровью, такие действия подлежат самостоятельной квалификации.

Особо квалифицированными (ч. 4 ст. 150 УК) являются также деяния, связанные с вовлечением несовершеннолетнего в преступную группу (ст. 35 УК) либо в совершение тяжкого или особо тяжкого преступления (ст. 15 УК). Указание об особо квалифицирующем признаке, заключающемся в вовлечении несовершеннолетнего в преступную группу, относится к вовлечению не только в группу лиц без предварительного сговора, но и в группу лиц по предварительному сговору, организованную группу и преступное сообщество.

§2.2. Вовлечение несовершеннолетнего в совершение антиобщественных действий ( статья 151)

Объектом этого преступления, так же как и при вовлечении несовершеннолетнего в совершение преступления, являются нормальное физическое развитие и нравственное воспитание несовершеннолетних. Дополнительный объект – здоровье подростка. Потерпевшими являются лица, не достигшие 18 лет.

Объективная сторона преступления состоит в вовлечении несовершеннолетнего: а) в систематическое употребление спиртных напитков, б) одурманивающих веществ, в) в занятие проституцией, г) бродяжничеством или д) попрошайничеством.

Под вовлечением несовершеннолетнего в систематическое употребление спиртных напитков понимается доведение его в течение непродолжительного периода до состояния опьянения не менее трех раз. Употреблял ли подросток спиртные напитки ранее, значения для состава преступления не имеет.

Систематическое употребление одурманивающих веществ. Употребление одурманивающих веществ изменяет психику и поведение подростка, вызывает серьезное расстройство здоровья, заканчивающееся иногда смертью. К средствам, оказывающим одурманивающее действие, относятся клофелин – алкогольная смесь в любых процентах, смесь димедрола с алкоголем, барбитурато-алкогольная смесь, хлороформ, эфир, толуол, хлорэтил, закись азота, спиртовые экстракты растений, содержащие алкалоиды тропановой группы. Список одурманивающих веществ содержится в утвержденных Постоянным комитетом по контролю наркотиков “Критериях и перечнях психотропных веществ, одурманивающих веществ. “[4].

В случае причинения вреда здоровью вследствие вовлечения несовершеннолетнего в систематическое употребление спиртных напитков или одурманивающих веществ действия виновного квалифицируются по совокупности со статьями, предусматривающими ответственность за преступления против личности.

Предусмотренное ст. 151 УК вовлечение в проституцию означает склонение несовершеннолетней к вступлению в половую связь за вознаграждение. При этом виновный нередко использует материальную или иную зависимость потерпевшей. Для ответственности по ст. 151 УК не имеет значения прежнее, в том числе и аморальное, поведение несовершеннолетней. Потерпевшими могут быть несовершеннолетние как женского, так и мужского пола. Стало ли лицо, вовлекаемое в проституцию, на этот путь, значения для квалификации не имеет.

Занятие бродяжничеством. Одним из показателей роста числа несовершеннолетних, занимающихся бродяжничеством, является увеличение числа беспризорных детей.

Общественная опасность вовлечения несовершеннолетних в занятие бродяжничеством заключается в том, что подростки лишаются возможности для воспитания в семейных условиях, а также в том, что лица, занимающиеся бродяжничеством, средства к существованию добывают путем таких антиобщественных занятий, как азартные игры, проституция, либо путем совершения преступлений.

Занятие попрошайничеством – это систематическое выпрашивание у посторонних лиц денег, продуктов, одежды и других материальных ценностей. Нередко вовлечение в занятие попрошайничеством является формой эксплуатации несовершеннолетнего.

В ч. 1 ст. 151 УК, в отличие от ст. 150, не указаны способы вовлечения несовершеннолетнего в совершение антиобщественных действий. Однако такими способами могут быть действия, аналогичные указанным в ч. 1 ст. 150 УК, т.е. обещания, обман, угроза или иные способы. Применение насилия или угроза его применения по ч. 1 ст. 151 УК исключается так же, как и по ч. 1 ст. 150 УК, потому что такой способ предусмотрен в качестве особо квалифицирующего признака в ч. 3 ст. 151 УК. Предусмотренный ст. 151 УК состав является формальным – преступление считается оконченным с момента выполнения одного из перечисленных в статье действий.

Субъективная сторона преступления – прямой умысел: лицо сознает, что вовлекает несовершеннолетнего в систематическое употребление спиртных напитков, одурманивающих веществ, занятие проституцией, бродяжничеством или попрошайничеством, и желает этого. Предусмотренные ст. 151 УК преступления чаще всего совершаются по корыстным мотивам, однако мотивы и цели не являются признаками состава преступления, а учитываются при назначении наказания. В отношении возраста подростка достаточно, чтобы виновный сознавал, что вовлекаемый является несовершеннолетним.

Субъект преступления – вменяемое лицо, достигшее 16 лет. Относительно возраста, по достижении которого возможна ответственность по ст. 151 УК, в литературе высказаны различные мнения. В одних учебниках – это 18 лет*(468), в других – 16 лет*(469), в третьих – вообще ничего не указано о возрасте уголовной ответственность по ст. 151 УК*(470). Такая противоречивость объясняется непоследовательностью законодателя, установившего 18-летний возраст, по достижении которого возможна уголовная ответственность при совершении более тяжкого преступления, предусмотренного ст. 150 УК, и 16-летний возраст при совершении аналогичного, но менее тяжкого преступления, предусмотренного ст. 151 УК, являющегося нередко лишь способом вовлечения несовершеннолетнего в преступную деятельность.

По вопросу о моменте окончания анализируемого преступления в литературе высказаны различные мнения.

Преступления против семьи и несовершеннолетних, их квалификация по уголовному законодательству

1 Вовлечение несовершеннолетнего в совершение преступления ст.

Тема 6. Особенности квалификации преступлений против семьи и несовершеннолетних

Вовлечение несовершеннолетних в совершение преступления или в совершение антиобщественных действий. Понятие и основные способы вовлечения, отличие от подстрекательства к совершению преступления. Круг антиобщественных действий, за вовлечение в совершение которых предусмотрена уголовная ответственность. Роль примечания к ст. 151 УК РФ. Субъекты вовлекательских действий. Квалификация склонения несовершеннолетнего к употреблению наркотических средств или психотропных веществ. Ответственность за вовлечение несовершеннолетнего в занятие проституцией.

Подмена ребенка. Отличие этого преступления от похищения человека и от совершения сделки в отношении ребенка.

Незаконное усыновление (удочерение). Условия уголовной ответственности за это преступление. Соотношение с другими преступлениями, направленными против интересов детей. Разглашение тайны усыновления (удочерения). Особенности субъекта и субъективной стороны данного преступления.

Неисполнение обязанностей по воспитанию несовершеннолетнего. Понятие жестокого обращения. Ответственность родителей и иных лиц за истязание несовершеннолетнего. Отграничение данного преступления от соответствующего административного правонарушения.

Семейный кодекс РФ об алиментных обязательствах родителей и детей. Злостное уклонение от уплаты средств на содержание детей или нетрудоспособных родителей. Понятие и признаки злостного уклонения.

Они включают в себя.

Содержание работы

Введение ……………………………………………………………1 стр.
Глава 1. Общие положения преступлений против несовершеннолетних
1.1.Понятие и виды преступлений против несовершеннолетних…………4стр.
Глава 2. Квалификация преступлений против несовершеннолетних 2.1.Объективные признаки преступлений против несовершеннолетних. 7стр.
2.2.Субъективные признаки преступлений против несовершеннолетних………………………………………………………. 14стр
Глава 3. Проблемы квалификации преступлений против несовершеннолетних………………………………………………………..21стр.Заключение…………………………………………………………………..27стр.
Список использованной литературы ………………………………………29стр.

Объективные признаки преступлений против несовершеннолетних.

Незаконное усыновление (удочерение)

Для целей ст. 154 УК незаконными признаются:

  • передача на усыновление (удочерение) детей, не подлежащих такой передаче, чьи родители живы и не лишены родительских прав, а также при отсутствии письменного согласия на усыновление (удочерение);
  • фальсификация документов, на основании которых устанавливается усыновление (удочерение);
  • усыновление (удочерение) без согласия ребенка, достигшего 10 лет и др. действия.

Незаконное усыновление удочерение.

Проблемы квалификации преступлений против половой неприкосновенности несовершеннолетних

    Вадим Ермоленко 1 лет назад Просмотров:

1 Скрипова Ирина Игоревна Publishing House “ANALITIKA RODIS” 38 Matters of Russian and International Law. 2019, Vol. 9, Is. 2A УДК 34 DOI /AR Проблемы квалификации преступлений против половой неприкосновенности несовершеннолетних Скрипова Ирина Игоревна Аспирант, Российский университет дружбы народов, , Российская Федерация, Москва, ул. Миклухо-Маклая, 10; Аннотация Защита детей на современном этапе от любых насильственных преступлений, включая их половую неприкосновенность, стала не только проблемой одного государства, но и всего мира. За последние десять лет в России количество преступлений против несовершеннолетних возросло более чем в два раза. В 2009 году, по официальным данным, было совершено более 100 тысяч преступлений, жертвами которых стали дети. В России приняты важные нормативные правовые акты, направленные на защиту интересов несовершеннолетних, в том числе от посягательств сексуального характера. Несмотря на это, положение с обеспечением прав и законных интересов несовершеннолетних в сексуальной сфере не в полной мере отвечает требованиям, установленным в упомянутых международно-правовых актах и отечественном законодательстве. Данная статья посвящена исследованию норм п. «б» ч. 4 ст. 132 УК и ч. 3 ст. 135 УК РФ. Квалифицирующий признак в ч. 3 ст. 135 УК РФ «в отношении двух и более лиц» нарушает принцип справедливости указанный в ст. 6 УК РФ и смысл уголовно-правовой охраны направленной на защиту половой неприкосновенности личности каждого несовершеннолетнего. Для цитирования в научных исследованиях Скрипова И.И. Проблемы квалификации преступлений против половой неприкосновенности несовершеннолетних // Вопросы российского и международного права Том 9. 2A. С Ключевые слова Половая свобода и неприкосновенность, беспомощность, половая неприкосновенность несовершеннолетних, несовершеннолетний, субъекты половых посягательств, развратные действия, изнасилование.

Читайте также:  Юридическая Ответственность Медицинского Персонала

2 Criminal law and criminology; criminally-executive law 39 Введение Защита детей на современном этапе от любых насильственных преступлений, включая их половую неприкосновенность, стала не только проблемой одного государства, но и всего мира. За последние десять лет в России количество преступлений против несовершеннолетних возросло более чем в два раза. В 2009 году, по официальным данным, было совершено более 100 тысяч преступлений, жертвами которых стали дети. При этом статистика в европейских странах не менее ужасающа. Так, например, в Великобритании очень распространено сексуальное насилие над детьми. С 2011 по 2014 год было зафиксировано 5,5 тыс. преступлений сексуального характера. Статистика насилия детей в Казахстане также неутешительна. В 2017 году жертвами сексуальных домогательств стали 850 подростков 1. На сегодняшний день практически все страны мира ставят под уголовно-правовой запрет совершение ненасильственных действий сексуального характера с несовершеннолетними лицами. Российский уголовный закон в полной мере соответствует международно-правовым принципам приоритетной защиты прав детей. В России законодательство достаточно жесткое в отношении таких преступлений и это хорошо. Такое положение вполне соответствует современным представлениям о половых преступлениях в демократическом государстве, где главными являются либеральные ценности. Положение о том, что несовершеннолетний ввиду физической и умственной незрелости нуждается в специальной охране и заботе, включая надежную правовую защиту, как до, так и после рождения предусмотрено в Женевской декларации прав ребенка 1924 года. Данная проблема нашла отражение и в других международных документах рассмотрим их в рисунке 1 2. Рисунок 1 – Международные документы 3 1 Фонд поддержки пострадавших от преступлений. Статистика. 2 Международные акты о правах человека: Сб. документов. М., С.41,42. 3 Международные акты о правах человека: Сб. С. 47.

3 40 Matters of Russian and International Law. 2019, Vol. 9, Is. 2A Основная часть В России приняты важные нормативные правовые акты, направленные на защиту интересов несовершеннолетних, в том числе от посягательств сексуального характера. Несмотря на это, положение с обеспечением прав и законных интересов несовершеннолетних в сексуальной сфере не в полной мере отвечает требованиям, установленным в упомянутых международноправовых актах и отечественном законодательстве. Проблемы в применении ст. ст УК РФ в 2019 году лежат в большей степени в плоскости верной квалификации преступления. Далеко не всегда уголовное преступление носит насильственный характер. Сегодня ввиду расширения личной свободы подростков, доступности Интернета и развитию толерантности к сексуальным меньшинствам многие из детей рано начинают взрослеть. УК РФ, в отличие от общественной жизни и мировых тенденций, не расширял границы подростковой вседозволенности. Хотелось бы отметить дискуссионный момент, встречающийся в практике в части образования совокупности преступлений при одновременном совершении изнасилования или насильственных действий сексуального характера одним лицом в отношении двух и более потерпевших, которые находятся в беспомощном состоянии в силу своего возраста. Так, согласно примечанию к ст. 131 УК РФ к преступлениям, предусмотренным п. «б» ч. 4 ст. 131, а также п. «б» ч. 4 ст. 132 УК РФ, относятся действия, подпадающие под признаки преступлений, предусмотренных частями 3-5 ст. 134 и частями 2-4 ст. 135 УК РФ, совершенные в отношении лица, не достигшего 12-летнего возраста, поскольку такое лицо в силу возраста находится в беспомощном состоянии, то есть не может понимать характер и значение совершаемых с ним действий. Следовательно, одновременное совершение изнасилования (либо насильственных действий сексуального характера) в отношении нескольких потерпевших образует совокупность этих преступлений (количественно прямо зависящую от числа потерпевших). Рассмотрим два уголовных дела из практики судов ЯНАО, по каждому делу потерпевших было более чем двое. Первый пример. Новоуренгойским городским судом ЯНАО осужден гр. М. за совершение четырех преступлений, предусмотренных п. «б» ч. 4 ст. 132 УК РФ и за одно преступление (в данном случае присутствует квалифицирующий признак), предусмотренного ч. 3 ст. 135 УК РФ. Судом М. по каждому преступлению было назначено наказание, предусмотренные п. «б» ч. 4 ст. 132 УК РФ с применением ст. 64 УК РФ в виде лишения свободы на срок 5 лет, с ограничением свободы на срок 1 год. По ч. 3 ст. 135 УК РФ с применением ст. 64 УК РФ было назначено наказание в виде лишения свободы на срок 3 года. В соответствие с ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения назначенных наказаний, окончательно назначено наказание в виде лишения свободы на срок 6 (шесть) лет 7 (семь) месяцев, с отбыванием в исправительной колонии строгого режима, с ограничением свободы на срок 2 (два) года с возложением соответствующих обязанностей. Все рассматриваемые данным судом преступления были совершены в отношении 11 лиц потерпевших с помощью использования интернет-пространства. М. таким образом, преследовал цель удовлетворения своего сексуального влечения, желания вызвать у несовершеннолетних потерпевших сексуальное возбуждение и пробудить у них интерес к сексуальным отношениям, а также заводил темы сексуального характера, направлял

4 Criminal law and criminology; criminally-executive law 41 видеофайлы с эротическими и порнографическими изображениями и настаивал на получение от них интимных фото или видео. Из одиннадцати потерпевших четверо не достигли двенадцатилетнего возраста, согласно примечаниям к статье 131 УК РФ, к преступлениям, предусмотренным п «б» ч. 4 ст. 132 УК РФ относятся также деяния, подпадающие под признаки преступлений, предусмотренных частями 3-5 ст. 134 и частями 2-4 ст. 135 УК РФ. В связи, с чем действия М. в отношении указанных потерпевших суд квалифицировал по каждому эпизоду преступления в отношении четверых потерпевших по п. «б» ч. 4 ст. 132 УК РФ В отношении остальных 7 потерпевших, которым исполнилось 12 лет, но не исполнилось 14 лет, суд содеянное квалифицировал по ч. 3 ст. 135 УК РФ, как развратные действия, предусмотренные данной статьей. 4 Так, диспозиция статьи указывает нам на то, что те самые развратные действия не сопряжены с какими-либо насильственными действиями. Но также здесь говорится о том, что виновный должен быть совершеннолетним, то есть ему исполнилось 18 лет, а потерпевший не может быть старше 16 лет. Второй пример. По следующему рассматриваемому уголовному делу проходило 12 несовершеннолетних потерпевших, двое не достигшие 16 лет и двое достигшие двенадцатилетнего возраста, но не достигшие четырнадцати лет. Остальные восемь потерпевших не достигли двенадцатилетнего возраста. Из материалов уголовного дела, следует, что Б. используя технические устройства, имеющие доступ к информационно-телекоммуникационной сети «Интернет», используя в социальной сети «ВКонтакте» персональную страницу (владел информацией о несовершеннолетнем возрасте потерпевших исходя из данных на их страницах) вел переписку и отправлял фотографии на тему орально-генитальных сексуально-половых отношений между мужчиной и женщиной, присылал сообщения с предложениями совершать иные действия сексуального характера и развратные действия. 2 апреля 2018 года приговором Губкинского районного суда ЯНАО Б. признан виновным по ч. 3 ст. 135 УК РФ совершение развратных действий без применения насилия лицом, достигшим восемнадцатилетнего возраста, в отношении двух и более лиц, заведомо не достигших шестнадцатилетнего возраста и восьми преступлений, предусмотренных п. «б» ч. 4 ст. 132 УК РФ иные действия сексуального характера с использованием беспомощного состояния потерпевшей, совершенные в отношении лица, не достигшего двенадцатилетнего возраста. Судом Б. назначено наказание по ч. 3 ст. 135 УК РФ в виде лишения свободы на срок 6 лет, по каждому преступлению из предусмотренных п. «б» ч. 4 ст. 132 УК РФ лишения свободы на срок 13 лет с ограничением свободы 1 год. На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений, путем частичного сложения наказаний назначено лишения свободы на срок 14 лет 6 месяцев, с ограничением свободы на 2 года с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима с возложением соответствующих обязанностей. Апелляционным определением суда ЯНАО приговор изменен: смягчено наказание, назначенное Б. за преступление, предусмотренное ч. 3 ст. 135 УК РФ, с применением ст. 64 УК РФ, до 2 лет лишения свободы. Смягчено наказание, назначенное Б. за каждое из восьми преступлений, предусмотренных п. «б» ч. 4 ст. 132 УК РФ, с применением ст. 64 УК РФ, до 4 лет лишения 4 Архив Новоуренгойского городского суда ЯНАО. Дело 1-218/2017

5 42 Matters of Russian and International Law. 2019, Vol. 9, Is. 2A свободы с ограничением свободы на срок 6 месяцев. На основании с ч. 6 ст. 15 УК РФ, изменена категория совершенного Б. преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 135 УК РФ и восьми преступлений, предусмотренных п. «б» ч. 4 ст. 132 УК РФ, с особо тяжких на тяжкие преступления. В соответствии с ч. 3 ст. 69 УК РФ, по совокупности преступлений, путем частичного сложения наказаний, окончательно назначено Б. наказание в виде 7 лет лишения свободы в исправительной колонии общего режима с возложением обязанностей и запретов 5. Из вышеуказанных двух примеров судебной практики следует, что деяния совершенные в отношении двух и более лиц квалифицируются по одной статье ч. 3 ст. 135 УК РФ и назначается судами с учетом применения положений ст. 64 УК РФ. Прослеживается взаимосвязь возраста потерпевших с наличием совокупности преступлений, что противоречит закону. Хотелось бы отметить, что квалифицирующий признак «совершенные в отношении двух или более лиц» в ч. 3 ст. 135 УК РФ был введен 29 февраля 2012 года Федеральным законом 14-ФЗ. Преступления, совершенные до вступления в законную силу указанного закона, квалифицировались соответственно по действующему уголовному закону на момент совершения преступления. До введения указанного признака суд квалифицировал преступные деяния по отдельности (в отношении каждого потерпевшего). Рассмотрим пример уголовного дела, когда преступления совершены в 2011 году. Приговором Шурышкарского районного суда ЯНАО 6 февраля 2012 года А. признан виновным в совершении развратных действий в отношении двух малолетних потерпевших Ш. (демонстрация половых органов) и К. (обозрение половых органов). Судом А. назначено наказание по ч. 3 ст. 135 УК РФ (в отношении Ш) к 6 годам лишения свободы с ограничением свободы на 1 год с и установлением ограничений и по ч. 3 ст. 135 УК РФ (в отношении К.) к 5 годам 6 месяцам лишения свободы с ограничением свободы на 1 год с установлением ограничений. В соответствии с ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений, путем частичного сложения наказаний, окончательно назначено 10 лет лишения свободы с ограничением свободы на 1 год 6 месяцев с установлением ограничений. Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам ЯНАО приговор оставлен без изменений 6. Согласно ч. 3 ст. 69 УК РФ если хотя бы одно из преступлений, совершенных по совокупности, является тяжким или особо тяжким преступлением, то окончательное наказание назначается путем частичного или полного сложения наказаний. При этом окончательное наказание в виде лишения свободы не может превышать более чем наполовину максимальный срок наказания в виде лишения свободы, предусмотренный за наиболее тяжкое из совершенных преступлений. Исходя из практики, можно сделать вывод, что до внесения квалифицирующего признака в ч. 3 ст. 135 УК РФ когда квалифицировали преступные деяния каждое по отдельности (по числу потерпевших лиц) наказание назначалось строже. Полагаю, тем самым, что квалифицирующий признак «в отношении двух и более лиц» нарушает, принцип справедливости ст. 6 УК РФ и смысл уголовно-правовой охраны направленной на защиту половой неприкосновенности личности каждого несовершеннолетнего, с одной стороны. С другой стороны, существующая 5 Архив Губкинского районного суда ЯНАО. Дело 1-7/ Архив суда ЯНАО от 6 февраля 2012 года. Дело /2012

6 Criminal law and criminology; criminally-executive law 43 санкция ч. 3 ст. 135 УК РФ связывает суд, по сути, вынужденный при отсутствии оснований для применения положений ч. 6 ст. 15 УК РФ и ст. 64 УК РФ назначать лишение свободы на длительный срок даже при очевидной незначительности действий осужденного (выше мы приводили пример приговора Губкинского районного суда, наказание по которому судом апелляционной инстанции было смягчено более чем вдвое). Предлагаю названный квалифицирующий признак исключить. Одновременно объединить части первую и вторую ст. 135 УК РФ, так как разделение по возрасту потерпевших какими-либо объективными данными не обосновано. То есть, изложить ст. 135 УК РФ в следующей редакции: «1. Совершение развратных действий без применения насилия лицом, достигшим восемнадцатилетнего возраста, в отношении лица, достигшего двенадцатилетнего возраста, но не достигшего шестнадцатилетнего возраста, наказывается обязательными работами на срок до четырехсот сорока часов, либо ограничением свободы на срок до трех лет, либо принудительными работами на срок до пяти лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до пяти лет или без такового и с ограничением свободы на срок до двух лет либо без такового, либо лишением свободы на срок до восьми лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до пятнадцати лет или без такового и с ограничением свободы на срок до двух лет либо без такового. 2. То же деяние, совершенное группой лиц по предварительному сговору или организованной группой, наказывается лишением свободы на срок от семи до пятнадцати лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до двадцати лет либо без такового и с ограничением свободы на срок до двух лет либо без такового. 3. То же деяние, совершенное лицом, имеющим судимость за ранее совершенное преступление против половой неприкосновенности несовершеннолетнего, наказывается лишением свободы на срок от десяти до пятнадцати лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до двадцати лет. Примечание: для целей настоящей статьи к преступлениям против половой неприкосновенности несовершеннолетнего, относятся преступления, предусмотренные статьями , 240, 241, и настоящего Кодекса, совершенные в отношении несовершеннолетних». Заключение При такой редакции размер максимально возможного наказания в виде лишения свободы за совершение преступлений в отношении двух и более лиц не изменится, с учетом максимального размера наказания в предлагаемой части первой статьи 135 УК РФ и правил назначения наказания по совокупности преступлений (ч. 3 ст. 69 УК РФ). А суд получит возможность назначить наказание исходя из фактических обстоятельств совершения преступления и с учетом личностей, как подсудимого, так и потерпевшего. Предлагаемое примечание устранит существующий пробел в правовом регулировании, так как на сегодняшний день использующееся в части пятой статьи 135 УК РФ понятие «лицо, имеющее судимость за ранее совершенное преступление против половой неприкосновенности несовершеннолетнего» не раскрыто.

демонстрация половых органов и К.

Проблемы квалификации ненасильственных половых преступлений против несовершеннолетних

Машина А.А.,
Омская юридическая академия

Анализ проблем квалификации ненасильственных половых преступлений против несовершеннолетних следует начать с несоответствия названия и содержание диспозиции ст. 134 УК РФ. Ключевым словосочетанием в названии указанной статьи является словосочетание «иные действия сексуального характера». Получается, если субъект вместо своего полового органа будет использовать предметы, имитирующие половой орган, руки и так далее, действия не подпадают под квалификацию по ст. 134 УК РФ, исходя из судебной практики квалифицируются по статье 135 УК РФ. Однако под развратными действиями целесообразней понимать интеллектуальные действия, то есть не связанные с воздействием на тело потерпевшего (мастурбация, прикосновение к половым органам потерпевшей, оральный секс и прочее) либо хотя и связанные с воздействием на тело потерпевшего, но исключающие проникновение в полости тела последнего. Мы предлагаем внести изменения в ст. 134 УК РФ и в диспозиции ч. 2 по аналогии с положениями ч. 1 ст. 132 УК РФ внести в объективную сторону «иные действия сексуального характера», тогда объективная сторона ст. 135 УК РФ будет рассматриваться только в интеллектуальном аспекте и без проникновения в полости тела, то есть действия субъекта будут исключать проникающее физическое воздействия на тело потерпевшего.

Далее обратим внимание на примечание к ст. 131 УК РФ. Не всегда возраст потерпевшей свидетельствует о нахождении ее в состоянии беспомощности. Так, судом Ханты-Мансийского автономного округа – Югры Тюменской области лицо было признано виновным в совершении изнасилования потерпевшей, не достигшей 12-летнего возраста. В кассационном определении по данному делу было указано, что само по себе малолетство потерпевшей не является единственным условием для признания ее состояния беспомощным. Для установления беспомощного состояния необходимо не только выяснить действительный возраст потерпевшей, но и определить, понимала ли она фактическую сторону отношений между мужчиной и женщиной, установить уровень ее развития, осведомленность о сексуальных отношениях и их социальном значении. Существенное значение имеет и установление сексуального опыта у малолетней потерпевшей. Судом было установлено, что потерпевшие воспитывались в неблагополучной социальной среде, а образ жизни их матери и ее поведение в семье делали обоснованными утверждения защиты об определенной осведомленности девочек о сексуальных отношениях между мужчиной и женщиной. Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ действия подсудимого переквалифицировала, исключив признак беспомощности и добавив добровольность при вступлении в половое сношение субъекта и потерпевшей. Говоря о беспомощном состоянии несовершеннолетнего потерпевшего (-ей) возникает вопрос: «Как квалифицировать действия 15-летнего лица, совершившего развратные действия в отношении несовершеннолетней потерпевшей 8-летнего возраста?». Если исходить из возрастных свойств потерпевшего, до действия необходимо квалифицировать по п. «б» ч. 4 ст. 132 УК РФ, но в ст. 135 УК РФ предусмотрен специальный субъект, а именно лицо, достигшее 18-летнего возраста, тогда получается, что лицо не подлежит уголовной ответственности, так как отсутствует состав преступления (отсутствие элемента состава преступления – субъекта преступления). Мы полагаем, что квалификация по п. «б» ч. 4 ст. 132 УК РФ исключена, вне зависимости от того, что по указанной статье лицо привлекается к уголовной ответственности с 14-летнего возраста, поскольку в примечании к ст. 131 УК РФ сформулировано положение следующим образом: «…а также пунктом “б” части четвертой статьи 132 настоящего Кодекса, относятся также деяния, подпадающие под признаки преступлений, предусмотренных частями третьей – пятой статьи 134 и частями второй – четвертой статьи 135 настоящего Кодекса». В указанном примере установлены не все признаки, входящие в ст. 135 УК РФ.

Также необходимо поговорить о сопряженности ст. 135 УК РФ и ст. 242, 2421, 2422 УК РФ. Мы считаем, что необходимо добавить в ч. 4 ст. 135 УК РФ в качестве квалифицирующего признака корыстный мотив для стати 135 УК РФ и в этом случаи квалифицировать по совокупности ст. 135 УК РФ и ст. ст. 242 либо 242.1, 242.2 УК РФ, но в свою очередь, как уже было сказано ранее отказаться от специального установления сексуальных мотивов для ст. 135 УК РФ, как указано в ППВС РФ № 16. Под корыстью необходимо будет понимать стремление обогатиться, получить выгоду за счет использования или вовлечения несовершеннолетнего в изготовление и оборот порнографических материалов или предметов.

Обобщая все вышеизложенное, мы приходим к следующим выводам: необходимо устранить пробелы, имеющиеся в названии и диспозиции ст. 134 УК РФ, путем включения в текст статьи «иные действия сексуального характера». Развратные действия по современному уголовному законодательству следует определить, как физические и (или) интеллектуальные действия сексуальной направленности, не являющиеся половым сношением, мужеложством или лесбиянством, а также иные действия сексуального характера. Разграничение физических и интеллектуальных развратных действий следует отграничивать по признаку «прикосновенности» преступника к телу потерпевшего. Мы предлагаем ограничить развратные действия интеллектуальными действиями сексуальной направленности. Обратить особое внимание правоприменителя на необходимость установления среды обитания потерпевшего и влияние на него ближнего окружения, что позволит установить наличие или отсутствие беспомощного состояния, которую, как показала судебная практика, следует устанавливать помимо возраста потерпевшего для отграничения п. «б» ч. 4 ст. 131, 132 и ст. 134, 135 УК РФ.

В указанном примере установлены не все признаки, входящие в ст.

Добавить комментарий