Разумный срок уголовного судопроизводства

ГАРАНТ:

Действие положений статьи 6.1 настоящего Кодекса в редакции Федерального закона от 21 июля 2014 г. N 273-ФЗ распространяется на правоотношения, возникшие с 25 июня 2013 г.

Статья 6.1. Разумный срок уголовного судопроизводства

Уголовное судопроизводство осуществляется в сроки, установленные настоящим Кодексом.

Статья 6.1 УПК РФ. Разумный срок уголовного судопроизводства (действующая редакция)

1. Уголовное судопроизводство осуществляется в разумный срок.

2. Уголовное судопроизводство осуществляется в сроки, установленные настоящим Кодексом. Продление этих сроков допустимо в случаях и в порядке, которые предусмотрены настоящим Кодексом, но уголовное преследование, назначение наказания и прекращение уголовного преследования должны осуществляться в разумный срок.

3. При определении разумного срока уголовного судопроизводства, который включает в себя период с момента начала осуществления уголовного преследования до момента прекращения уголовного преследования или вынесения обвинительного приговора, учитываются такие обстоятельства, как правовая и фактическая сложность уголовного дела, поведение участников уголовного судопроизводства, достаточность и эффективность действий суда, прокурора, руководителя следственного органа, следователя, органа дознания, начальника органа дознания, начальника подразделения дознания, дознавателя, производимых в целях своевременного осуществления уголовного преследования или рассмотрения уголовного дела, и общая продолжительность уголовного судопроизводства.

3.1. При определении разумного срока досудебного производства, который включает в себя период со дня подачи заявления, сообщения о преступлении до дня принятия решения о приостановлении предварительного расследования по уголовному делу по основанию, предусмотренному пунктом 1 части первой статьи 208 настоящего Кодекса, учитываются такие обстоятельства, как правовая и фактическая сложность уголовного дела, поведение потерпевшего и иных участников досудебного производства по уголовному делу, достаточность и эффективность действий прокурора, руководителя следственного органа, следователя, органа дознания, начальника органа дознания, начальника подразделения дознания, дознавателя, производимых в целях своевременного возбуждения уголовного дела, установления лица, подлежащего привлечению в качестве подозреваемого, обвиняемого в совершении преступления, а также общая продолжительность досудебного производства по уголовному делу.

3.2. При определении разумного срока применения меры процессуального принуждения в виде наложения ареста на имущество лиц, не являющихся подозреваемыми, обвиняемыми или лицами, несущими по закону материальную ответственность за их действия, в ходе уголовного судопроизводства учитываются обстоятельства, указанные в части третьей настоящей статьи, а также общая продолжительность применения меры процессуального принуждения в виде наложения ареста на имущество в ходе уголовного судопроизводства.

3.3. При определении разумного срока досудебного производства, который включает в себя период со дня подачи заявления, сообщения о преступлении до дня принятия решения об отказе в возбуждении уголовного дела либо о прекращении уголовного дела по основанию, предусмотренному пунктом 3 части первой статьи 24 настоящего Кодекса, учитываются такие обстоятельства, как своевременность обращения лица, которому деянием, запрещенным уголовным законом, причинен вред, с заявлением о преступлении, правовая и фактическая сложность материалов проверки сообщения о преступлении или материалов уголовного дела, поведение потерпевшего, лица, которому деянием, запрещенным уголовным законом, причинен вред, иных участников досудебного производства по уголовному делу, достаточность и эффективность действий прокурора, руководителя следственного органа, следователя, органа дознания, начальника органа дознания, начальника подразделения дознания, дознавателя, производимых в целях своевременного возбуждения уголовного дела, установления лица, подлежащего привлечению в качестве подозреваемого или обвиняемого в совершении преступления, а также общая продолжительность досудебного производства по уголовному делу.

4. Обстоятельства, связанные с организацией работы органов дознания, следствия, прокуратуры и суда, а также рассмотрение уголовного дела различными инстанциями не может приниматься во внимание в качестве оснований для превышения разумных сроков осуществления уголовного судопроизводства.

5. В случае если после поступления уголовного дела в суд дело длительное время не рассматривается и судебный процесс затягивается, заинтересованные лица вправе обратиться к председателю суда с заявлением об ускорении рассмотрения дела.

6. Заявление об ускорении рассмотрения уголовного дела рассматривается председателем суда в срок не позднее 5 суток со дня поступления этого заявления в суд. По результатам рассмотрения заявления председатель суда выносит мотивированное постановление, в котором может быть установлен срок проведения судебного заседания по делу и (или) могут быть приняты иные процессуальные действия для ускорения рассмотрения дела.

  • URL
  • HTML
  • BB-код
  • Текст

При этом используется не метод денежной компенсации, а жесткие пресекательные санкции, которые не компенсируют нарушение, а радикально предотвращают его на корню.

Разумный срок уголовного судопроизводства как принцип уголовного процесса

В целях борьбы с необоснованным затягиванием расследования и судебного рассмотрения уголовных дел законодатель ввел в 2010 году в уголовно-процессуальный кодекс России статью 6.1, которая содержит в себе основные постулаты, с помощью которых юристы определяют понятие разумного срока уголовного судопроизводства и его соотношение с законностью при производстве по уголовному делу.

Выделение указанного принципа в отдельную норму имеет весьма важное значение. Приняв статью 6.1 УПК РФ, законодатель подчеркнул: разумный срок уголовного судопроизводства означает, что оно должно осуществляться без волокиты и затягивания расследования.

Уголовное производство без волокиты не является новеллой в юриспруденции. Так, еще древние юристы говорили – «Justitia debet esse celeris, quia dilatio est quaedam negatio» (лат.), что означает «Правосудие должно быть скорым, ибо его промедление есть вид отказа»

Тезисы о «разумном сроке» содержатся в десятках и сотнях международно-правовых документов, включая Европейскую конвенцию о защите прав человека и основных свобод, Международный пакт о гражданских и политических правах и др.

Требования закона о рассмотрении дела в разумные сроки распространяются не только на стадию расследования дела, но также на судебный процесс. В случае, если после поступления дела в суд, его разбирательство затягивается, участники процесса могут обратиться к председателю суда с заявлением об ускорении рассмотрения дела

Если же не брать во внимание судебную стадию процесса, то разумный срок досудебного производства включает в себя не только время с даты возбуждения уголовного дела, но и период, прошедший с момента регистрации заявления (сообщения) о преступлении . Практикующим юристам в области уголовного права прекрасно известно, что материалы по заявлениям граждан могут месяцами и даже годами «мариноваться» в стадии доследственной проверки.

С того момента, когда грубое несоблюдение сроков расследования уже стало юридическим фактом, заинтересованные лица например, потерпевший имеют право получить компенсацию за нарушение разумных сроков судопроизводства по уголовному делу.

Проблемы соблюдения разумных сроков судебного разбирательства в уголовном судопроизводстве

Основными факторами, влияющими на сроки рассмотрения уголовного дела судом на стадии судебного разбирательства, являются: сложность уголовных дел, поступивших в суд; объем материалов дела, которые должны быть рассмотрены судом; низкое качество расследования, проведенное органами дознания и предварительного следствия; длительность прохождения судебных извещений о времени и месте судебного заседания; ненадлежащее исполнение постановлений и определений судей о приводе лиц; систематическая неявка основных участников судебного разбирательства (свидетелей, подсудимого, потерпевшего, защитника, государственного обвинителя) на судебные заседания. Говорить о рассмотрении уголовных дел судом на стадии судебного разбирательства в «разумные» сроки можно будет только в том случае, когда указанные выше факторы будут сведены к минимуму.

В статье 14 международного пакта «О гражданских и политических правах» от 16.12.1966 года отмечено, что «каждый имеет право при рассмотрении любого предъявляемого ему уголовного обвинения как минимум на следующие гарантии на основе полного равенства быть судимым без неоправданной задержки».

В статье 6 Европейской конвенции «О защите прав человека и основных свобод» указано, что «каждый имеет право на справедливое и публичное разбирательство дела в разумный срок независимым и беспристрастным судом, созданным на основании закона».

Уголовное дело на стадии судебного разбирательства в уголовном судопроизводстве должно быть рассмотрено судом в «разумные» сроки, достаточными для полного, объективного и всестороннего исследования материалов дела и вынесения соответствующего приговора.

К сожалению, в российском уголовном судопроизводстве имеет место необоснованное затягивание сроков рассмотрения уголовного дела судом на стадии судебного разбирательства, связанное с различными факторами, что впоследствии может привести к нарушению прав участников уголовного судопроизводства.

В Постановлении Пленума Верховного суда РФ №52 от 27.12.2007г. названы основные причины, влияющие на затягивание сроков судебного разбирательства. В Постановлении, в частности, говорится, что «на сроки осуществления судопроизводства негативное влияние оказывают такие факторы, как длительность прохождения судебных извещений о времени и месте судебного заседания, ненадлежащее качество дознания и предварительного следствия по уголовным делам, трудности формирования коллегии присяжных заседателей, неявка в судебные заседания без уважительных причин адвокатов, назначенных в соответствии с частью 3 статьи 51 УПК РФ, а также ненадлежащий уровень исполнения постановлений и определений судей о приводе лиц по уголовным делам…»[1].

В Европейском суде по правам человека чаще всего рассматриваются дела по жалобам российских граждан, связанных с необоснованным затягиванием рассмотрения уголовных дел в судах общей юрисдикции в Российской Федерации. Так, Европейским судом по правам человека было рассмотрено дело Зементовой Т.Н. против Российской Федерации. Основанием подачи жалобы заявительницей в Европейский суд явилась чрезмерная длительность разбирательства уголовного дела судами общей юрисдикции, составившая шесть лет два месяца и одиннадцать дней (уголовного дело в отношении заявительницы рассматривалось в период с 29 декабря 1999 года по 9 марта 2006 года). Таким образом, было нарушены требования «разумности срока», предусмотренного п.1 ст.6 Европейской конвенции «О защите прав человека и основных свобод». Европейский суд отмечает, что данное дело представляло определенную сложность, поскольку оно касалось обвинений в получении взятки и злоупотреблении должностными полномочиями, совершенных группой лиц, в том числе и заявительницей. Тем не менее, по мнению Европейского суда, сама по себе сложность данного дела не является достаточным основанием длительного разбирательства[2].

Разумность продолжительности производства по делу, в соответствии с требованием Европейского суда, надлежит оценивать в свете конкретных обстоятельств дела с учетом критериев, изложенных в нормах прецедентного права. В частности надлежит учитывать сложность дела, действия заявителя и действия компетентных органов. Необходимо также принимать во внимание и то, что для заявителя является важным в деле[3].

При рассмотрении уголовного дела на стадии судебного разбирательства, судьям чаще всего приходится сталкиваться с такой проблемой, как систематическая неявка участников уголовного судопроизводства на судебные заседания, что впоследствии ведет к затягиванию судебного процесса.

Анализ судебной практики Калининского районного суда г. Тюмени показывает, что в среднем каждое 4 уголовное дело (из 100 изученных дел за 1 год) откладывалось по каким-либо обстоятельствам. Самыми распространенными обстоятельствами являются: неявка свидетелей (30%), неявка подсудимого (20%), неявка потерпевшего (16,75%), неявка защитника (8,5%) или государственного обвинителя (1,5%), вызов в суд эксперта или специалиста (4,25%), запрос каких-либо документов (4%), подготовка к прениям сторон (2,25%), и т.д.[4]

Неявка на судебное заседание одних участников создает неудобство другим участникам процесса, в частности это касается подсудимого, так как нередко суду приходится решать вопросы о продлении срока содержания его под стражей. В постановлении Пленума Верховного суда РФ от 05.03.2004г. №1 сказано, что «срок содержания под стражей, исчисляемый со дня поступления уголовного дела в суд и до вынесения приговора, не может превышать шесть месяцев. Если срок заключения под стражу в качестве меры пресечения, избранной подсудимому, который обвиняется в совершении тяжкого или особо тяжкого преступления, истекает, то суд вправе продлить его на основании части 3 статьи 255 УПК РФ. В определении (постановлении) должно содержаться обоснование необходимости дальнейшего содержания подсудимого под стражей и указан срок, на который он продлен»[5].

Если в отношении подсудимого разъяснение дал Верховный суд РФ, то с остальными участниками процесса не все столь ясно. Нарушение срока рассмотрения уголовного дела возникает вследствие «затягивания» судебного процесса в основном из-за неявки свидетелей[6].

Частое отложение рассмотрения уголовного дела приводит к тому, что потерпевшему, например, приходится постоянно срываться с работы, тратить денежные средства на поездки в суд. Сложнее всего, когда потерпевший живет в другом городе, расположенном на значительном расстоянии от места проведения судебного заседания. Зачастую защитник идет на умышленное затягивание судебного процесса путем заявления дополнительных ходатайств о проведении каких-либо повторных экспертиз, даже в том случае, если отсутствуют противоречия между заключениями экспертов[7]. Это влечет отложение судебного разбирательства на более поздний срок. Иногда, данные действия защитника нередко направлены на то, чтобы подсудимый смог избежать наказания в связи с истечением срока давности совершенного преступления.

В Постановлении Пленума Верховного Суда РФ «О сроках рассмотрения судами РФ уголовных, гражданских дел и дел об административных правонарушениях» отмечено следующее: «Несоблюдение сроков рассмотрения уголовных, гражданских дел и дел об административных правонарушениях существенно нарушает конституционное право граждан на судебную защиту, гарантированное статьей 46 Конституции Российской Федерации». Этим же Постановлением Пленума Верховного Суда РФ предусмотрено, что, судам общей юрисдикции следует принять необходимые меры по устранению ошибок и упущений в применении законодательства о процессуальных сроках рассмотрения уголовных дел, влекущих увеличение сроков судебного разбирательства дел; за грубое или систематическое нарушение судьей процессуального закона, повлекшее неоправданное нарушение сроков разрешения дела и существенно ущемляющее права и законные интересы участников судебного процесса, с учетом конкретных обстоятельств может быть наложено дисциплинарное взыскание вплоть до прекращения полномочий судьи[8].

Но зачастую виновниками затягивания судебного процесса являются не только судьи, но и сами участники судебного разбирательства, включая и защитника, и государственного обвинителя.

В 2006 году судьей при рассмотрении уголовного дела по обвинению подсудимого С. по ч.3 ст.158 УК РФ было вынесено частное постановление, в котором было указано, что: «государственный обвинитель, будучи не готов к прениям сторон, затягивая рассмотрение дела, заявил ходатайство о предоставлении времени для подготовки к судебным прениям, хотя доказательства, которые могли бы существенно повлиять на обвинение подсудимому, исследованы не были, кроме того, государственным обвинителем необоснованно было заявлено ходатайство о запросе приговора в отношении подсудимого С. от 1998г, когда данный приговор уже находился в материалах дела»[9].

Л.М. Володина справедливо пишет, что «проблема затягивания судебного процесса – прежде всего следствие несовершенства законодательной регламентации, отсутствия установленных законом гарантий, обеспечивающих выполнение одного из важнейших положений ст.6 (§1) Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод – требования «разбирательства дела в разумный срок». Закон, установив определенные сроки, должен закрепить и гарантии их соблюдения. Уголовно-процессуальная форма призвана обеспечить четкий порядок производства по делу, несоблюдение процедуры означает, что в ее механизме есть недоброкачественные элементы, препятствующие эффективному решению поставленных задач»[10].

Как одним из действенных методов соблюдения срока судебного заседания, а также предупреждения и пресечения систематической неявки на судебный процесс, могло бы стать установление ответственности участникам судопроизводства за систематическое затягивание сроков судебного разбирательства. Опрос судей Тюменского областного суда показал, что около 70% респондентов согласны с применением санкций участникам судебного разбирательства за умышленное затягивание судебного процесса.

Согласно ст. 117 УПК РФ в случаях неисполнения участниками уголовного судопроизводства процессуальных обязанностей, предусмотренных УПК, а также нарушения ими порядка в судебном заседании на них может быть возложено денежное взыскание в размере до двух тысяч пятисот рублей в порядке, установленном статьей 118 УПК РФ.

И.Л. Петрухин, комментируя ст.117 УПК РФ, поясняет, что денежные взыскания могут быть наложены при неисполнении не всех процессуальных обязанностей, а только тех, которые прямо указаны как таковые в УПК РФ. В частности, денежные взыскания могут быть наложены на свидетеля и потерпевшего, не явившихся без уважительных причин по вызовам дознавателя, следователя, прокурора или суда[11].

К тому же в ч.2 ст.111 УПК РФ указано, что в случаях, предусмотренных кодексом, дознаватель, следователь или суд вправе применить к потерпевшему, свидетелю, гражданскому истцу, гражданскому ответчику, эксперту, специалисту, переводчику и (или) понятому следующие меры процессуального принуждения: 1) обязательство о явке; 2) привод; 3) денежное взыскание. Следовательно, указанные меры могут быть применены к участникам уголовного судопроизводства за систематическую неявку на судебные заседания.

Таким образом, основными факторами, влияющими на сроки рассмотрения уголовного дела судом на стадии судебного разбирательства, являются: сложность уголовных дел, поступивших в суд; объем материалов дела, которые должны быть рассмотрены судом; низкое качество расследования, проведенное органами дознания и предварительного следствия; длительность прохождения судебных извещений о времени и месте судебного заседания; ненадлежащее исполнение постановлений и определений судей о приводе лиц; систематическая неявка основных участников судебного разбирательства (свидетелей, подсудимого, потерпевшего, защитника, государственного обвинителя) на судебные заседания.

Говорить о рассмотрении уголовных дел судом на стадии судебного разбирательства в «разумные» сроки можно будет только в том случае, когда указанные выше факторы будут сведены к минимуму.

Литература

  1. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 27.12.2007 № 52 «О сроках рассмотрения судами Российской Федерации уголовных, гражданских дел и дел об административных правонарушениях» // «Российская газета», № 4, 12.01.2008.
  2. Постановление Европейского суда по правам человека от 27.09.2007 «Дело «Зементова (Zementova) против Российской Федерации» // Бюллетень Европейского суда по правам человека. Российское издание. 2008. №7. С. 102 – 111.
  3. Постановление Европейского суда по правам человека от 15.07.2002 «Калашников против Российской Федерации» // Европейский суд по правам человека. Первые решения по жалобам из России (сборник документов).- М., 2004. С. 88 – 115.
  4. По изученным материалам уголовных дел Калининского районного суда за 2004-2007гг.
  5. Постановление пленума Верховного Суда РФ от 05.03.2004 №1 «О применении судами норм Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации». / Бюллетень Верховного Суда РФ, №5, 2004.
  6. В 2005 году судье Тюменского районного суда по уголовному делу по обвинению подсудимых П. и К.. в двойном убийстве и умышленном уничтожении имущества приходилось 14 раз откладывать рассмотрение дела только из-за неявки свидетелей обвинения (всего же данное уголовное дело откладывалось 19 раз). // Уголовное дело №1-104/05. Архив Тюменского районного суда за 2005г.
  7. В 2008 году при рассмотрении в Калининском районном суде г. Тюмени уголовного дела по ч.4 ст.159 УК РФ защитник заявил ходатайство о повторном проведении почерковедческой экспертизы. Суд указанное ходатайство отклонил, так как аналогичная экспертиза уже было проведена ранее, а проведение повторной экспертизы может привести к затягиванию процесса. // Уголовное дело №1-351-08. Архив Калининского районного суда г. Тюмени за 2008 год.
  8. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 27.12.2007 № 52 «О сроках рассмотрения судами Российской Федерации уголовных, гражданских дел и дел об административных правонарушениях» // «Российская газета», № 4, 12.01.2008.
  9. Уголовное дело №1-282-06 // Архив Калининского районного суда г. Тюмени за 2006г.
  10. Володина Л.М. Проблемы уголовного процесса: закон, теория, практика. Монография / Л.М. Володина. – Москва: Издательская группа «Юрист». 2006. С.273.
  11. Комментарий к уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации (постатейный) (6-е издание, переработанное и дополненное) / отв. ред. И. Л. Петрухин. ТК Велби, издательство «Проспект», 2008.
Читайте также:  Дополнительные 4 дня по уходу за ребенком-инвалидом

Опубликовано: Актуальные проблемы уголовного процесса и криминалистики России и стран СНГ: Материалы Международной научно-практической конференции. Челябинск: Изд-во ЮУрГУ, 2009.

Основными факторами, влияющими на сроки рассмотрения уголовного дела судом на стадии судебного разбирательства, являются сложность уголовных дел, поступивших в суд; объем материалов дела, которые должны быть рассмотрены судом; низкое качество расследования, проведенное органами дознания и предварительного следствия; длительность прохождения судебных извещений о времени и месте судебного заседания; ненадлежащее исполнение постановлений и определений судей о приводе лиц; систематическая неявка основных участников судебного разбирательства свидетелей, подсудимого, потерпевшего, защитника, государственного обвинителя на судебные заседания.

Как подростку стать полностью независимым, т.е. дееспособным?

Подписан Федеральный закон О внесении изменения в статью 21 Федерального закона О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей.

Судебное разбирательство

Этот этап последний. Фактически суд никак не ограничен по времени, реализуя свою функцию правосудия. Однако нередко именно этот этап приводит к нарушениям принципа разумности. Вызвано это загруженностью судов, материальной необеспеченностью и иными организационными моментами. Председательствующие физически неспособны полноценно рассматривать уголовные дела, из-за чего происходит либо поверхностное исследование материалов, либо слишком длительный процесс, который невыгоден ни одной из сторон дела. Несмотря на это, есть некоторые точные периоды, которые суды вынуждены соблюдать. Например, комментарий к статье 6.1 говорит о том, что судебное разбирательство должно начаться не позднее четырнадцати дней с того момента, как судья вынес постановление об этом.

Соответственно, каждый отдельный этап раскрытия преступления, предполагает свои промежутки времени, выход за рамки которых влечёт не только нарушение принципа разумности, но и развал дела.

Всегда должна быть официально оформленная и зарегистрированная жалоба со стороны лиц, чьи интересы пострадали ввиду нарушений правоохранителей.

Разумные сроки уголовного судопроизводства по УПК РФ статья 6.1

Согласно Конвенции о защите прав человека, каждому гражданину демократического государства гарантировано справедливое и открытое разбирательство по уголовному делу и разумный срок уголовного судопроизводства. Уголовное разбирательство по делу осуществляется в сроки, которые установлены нормами УПК РФ, они описаны в ст. 6. 1 УПК РФ. Сокращение установленных сроков или их продление также четко регламентируется процессуальными нормами. Именно этих норм в своей работе должны придерживаться должностные лица, участвующие в судопроизводстве. В случае, если было возбуждено уголовное дело, но на протяжении длительного времени оно не продвигается, не рассматривается или затягивается судебный процесс, заинтересованные граждане имеют право обратиться с ходатайством об ускорении рассмотрения дела.

Важно отметить, что разумные сроки расследования уголовного дела не могут быть продлены в связи с проблемой организации работы органов дознания, следователя, прокурора и суда.

Разумный срок уголовного судопроизводства

В основе уголовно-процессуальной деятельности лежат определенные исходные положения, которые выражают ее наиболее важные черты и свойства и определяют основы ее существования. Такие положения называют принципами уголовного процесса.

Принципы уголовного процесса объективны по своему содержанию. Они определяются теми экономическими и социальными реалиями, которые существуют в обществе и отражают уровень демократизма самого общества. Принципы носят нормативный характер, то есть они закреплены в нормах права. Подавляющее большинство принципов уголовного процесса закреплено в Конституции Российской Федерации. По своей сути процессуальные принципы носят императивный, то есть властно-повелительный характер. Они содержат обязательные предписания, исполнение которых обеспечивается всем арсеналом правовых средств.

Именно принципы определяют систему построения уголовного судопроизводства, его важнейшие институты и, одновременно, они выступают в качестве важнейших гарантий обеспечения прав участников процесса, и решения задач, стоящих перед уголовным судопроизводством.

Таким образом, принципы уголовного процесса – это закрепленные в Конституции Российской Федерации и в уголовно-процессуальном законодательстве основополагающие правовые положения, определяющие порядок осуществления уголовно-процессуальной деятельности, выражающие ее наиболее существенные черты и свойства, гарантирующие права и законные интересы участников процесса и обеспечивающие достижение задач уголовного судопроизводства.

Принцип законности (ст. 15 Конституции РФ, ст. 7 УПК РФ).

Под законностью понимается неуклонное соблюдение и исполнение предписаний Конституции РФ, законов и соответствующих им иных нормативных актов всеми государственными и негосударственными учреждениями и организациями, должностными лицами, гражданами.

В уголовно-процессуальном законодательстве принцип законности конкретизируется в установлении порядка производства по уголовным делам. В обязанность дознавателя, следователя, прокурора, суда входит строгое соблюдение материальных и процессуальных законов (при возбуждении уголовного дела, предварительном расследовании, назначении дела к судебному заседанию, судебном разбирательстве, проверке законности и обоснованности приговора в вышестоящих инстанциях и т.д.). Принцип законности обеспечивается таким построением процесса, при котором в каждой последующей стадии проверяется законность и обоснованность решений, принятых в предыдущих стадиях. В случае обнаружения нарушений закона обеспечивается принятие мер к их устранению. Важными гарантиями и соблюдения предписаний закона являются осуществляемые в тех или иных пределах на всех стадиях уголовного судопроизводства судебный контроль и надзор прокурора за исполнением законов оперативно-розыскными органами, органами дознания и органами предварительного следствия.

Принцип осуществления правосудия только судом (ст.ст. 47, 118 Конституции РФ, ст. 8 УПК РФ).

Принцип осуществления правосудия только судом предусматривает исключительное право суда рассматривать и разрешать уголовные дела. Этот принцип сформулирован в ст. 118 и раскрыт в ст. 49 Конституции: никто не может быть признан виновным в совершении преступления и подвергнут уголовному наказанию иначе как по приговору суда и в порядке, предусмотренном УПК. Подсудимый не может быть лишен права на рассмотрение его уголовного дела в том суде и тем судьей, к подсудности которого оно отнесено в соответствии с УПК. Данный принцип создает такой правовой режим, при котором отмена или изменение судебного решения возможна не иначе как вышестоящим судом в определенном, установленном законом порядке. Вступившие в законную силу судебные решения приобретают общеобязательное значение для всех государственных органов, общественных объединений и граждан.

Принцип уважения чести и достоинства личности (ст. 21 Конституции РФ, ст. 9 УПК РФ).

Согласно ст. 23 Конституции РФ каждый имеет право на защиту своей чести и доброго имени. Данный принцип действует на всех стадиях уголовного процесса. Независимо от того, проверяется ли заявление (сооб­щение) о преступлении, осуществляется ли предварительное расследование или деятельность, присущая судебным стадиям, судьи, прокуроры, следователи, дознаватели и любые иные лица и органы, осуществляющие уголовный процесс, не вправе своими действиями и решениями унижать честь и достоинство свидетеля, потерпевшего, обвиняемого и любого иного участ­ника уголовного судопроизводства, а также создавать опасность для его жизни или здоровья. Никакие благородные цели не могут оправдать факт приме­нения к участнику уголовного судопроизводства пытки, жес­токого или унижающего человеческое достоинство обращения, а также непредусмотренного законом насилия. Положения, составляющие основу данного принципа, зак­реплены в ст. 9 УПК РФ. Продублированы они и в других нор­мативно-правовых актах.

Принцип неприкосновенности личности (ст. 22 Конституции РФ, ст. 10 УПК РФ).

В соответствии с правилом о неприкосновенности личности (ст. 10 УПК РФ) никто не может быть задержан по подозрению в преступлении или заключен под стражу при отсутствии законных оснований, предусмотренных УПК. Без судебного решения лицо не может быть задержано на срок свыше 48 часов. Суд, прокурор, следователь, орган дознания и дознаватель обязаны немедленно освободить всякого незаконно задержанного или лишенного свободы, или помещенного в медицинский или психиатрический стационар, или содержащегося под стражей свыше срока, установленного УПК. Содержание под стражей арестованных или задержанных должно осуществляться в условиях, исключающих угрозу их жизни и здоровью.

Принцип охраны прав и свобод человека и гражданина в уголовном судопроизводстве (ст.ст. 2,45,46,51,52,53 Конституции РФ, ст. 11 УПК РФ).

Охрана прав и свобод личности в уголовном судопроизводстве возложена на суд, прокурора, следователя, орган дознания и дознавателя, которые обязаны разъяснять участникам процесса их права и ответственность и обеспечивать возможность осуществления этих прав. Лица, обладающие свидетельским иммунитетом, при согласии дать показания предупреждаются о том, что их показания могут использоваться в качестве доказательств. При наличии достаточных данных о том, что участникам процесса, их близким родственникам или иным близким лицам угрожают применением насилия или иными опасными противоправными действиями, суд, прокурор, следователь, орган дознания и дознаватель принимают предусмотренные законом меры безопасности в отношении этих лиц. Вред, причиненный лицу в результате нарушения его прав судом и должностными лицами, осуществляющими уголовное преследование, подлежит возмещению в порядке и по основаниям, установленным УПК.

Принцип неприкосновенности жилища (ст. 25 Конституции РФ, ст. 12 УПК РФ).

Согласно ст. 25 Конституции РФ жилище неприкосновенно. Никто не вправе проникать в жилище против воли проживающих в нем лиц иначе как в случаях, установленных федераль­ным законом, или на основании судебного решения. Об этом же идет речь в ст. 12 УПК РФ. Исходя из содержания данной нор­мы, а также ч. 5 ст. 165 УПК РФ осмотр жилища без согласия проживающих в нем лиц допустим лишь на основе судебного решения или в случаях, не терпящих отлагательства (внезапно появились фактические основания проведения указанного след­ственного действия; принимаются меры к уничтожению или сокрытию предметов (документов), имеющих отношение к делу, и др.). По общему правилу без судебного решения также не может производиться обыск и (или) выемка в жилище. Производство этих следственных действий без судебного решения не может быть оправдано даже отсутствием возражений против обыска (выемки) проживающих в жилище лиц. Так же как в случае с осмотром, обыск и (или) выемка в жилище без судебного ре­шения могут быть произведены лишь в исключительных случа­ях, не терпящих отлагательства, при обязательном последую­щем соблюдении вышеуказанных гарантий прав и законных интересов обыскиваемых (лиц, в жилище которых производится выемка). Законодатель налагает запрет на производство выемки и обыска до возбуждения уголовного дела. Осмотр же места про­исшествия — единственное следственное действие, которое раз­решено производить на первой стадии уголовного процесса, — нельзя осуществлять против воли проживающих в осматривае­мом жилом помещении лиц. При наличии оснований для отыс­кания и изъятия в жилище связанных с преступлением предме­тов, когда проживающие в нем лица против этого возражают, следователь вправе проникнуть в помещение только после воз­буждения уголовного дела и соответствующего разрешения от суда.

Принцип тайны переписки, телефонных и иных переговоров, постовых, телеграфных и иных сообщений (ст. 23 Конституции РФ, ст. 13 УПК РФ).

Согласно ст. 23 Конституции РФ каждый имеет право на неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну, защиту своей чести и доброго имени, а также право на тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений. Ограничение этого права допускается только по судебному решению. Указанные положения более подробно раскрываются в ст. 13 УПК РФ, согласно которой без судебного решения не могут быть ограничены права гражданина на тайну не только телефонных, но и любых иных переговоров. Причем наложение ареста на почтовые и телеграфные отправления и их выемка в учреждениях связи, контроль и запись телефонных и иных переговоров без судебного решения могут производиться лишь в случаях, не терпящих отлагательства, с последующим выполнением предусмотренных ч. 5 ст. 165 УПК РФ действий, выступающих дополнительной гарантией соблюдения прав граждан, в отношении которых были произведены данные следственные действия. Основания и общий порядок наложения ареста на корреспонденцию и выемки ее в почтово-телеграфных учреждениях, а также контроля и записи переговоров закреплены в ст. 185, 186 УПК РФ. За незаконное нарушение тайны перепис­ки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных или иных сообщений (ст. 138 УК РФ) предусмотрена уголовная ответственность.

Принцип презумпции невиновности (ст. 49 Конституции РФ, ст. 14 УПК РФ).

Принцип презумпции невиновности, закрепленный в ст. 49 Конституции, ст. 14 УПК РФ, означает, что обвиняемый считается невиновным, пока его виновность в совершении преступления не будет доказана в предусмотренном законом порядке и установлена вступившим в законную силу приговором суда. Презумпция невиновности является объективным правовым положением, выражающим отношение государства к лицу, обвиняемому (подозреваемому) в совершении преступления. Данный принцип определяет правовой статус обвиняемого и подозреваемого в ходе уголовного судопроизводства и влечет за собой ряд важнейших правовых последствий: подозреваемый или обвиняемый не обязан доказывать свою невиновность. Бремя доказывания обвинения и опровержения доводов, приводимых в защиту подозреваемого или обвиняемого, лежит на стороне обвинения; обвинительный приговор может быть вынесен только при наличии достаточных и достоверных доказательств и не может быть основан на предположениях; все сомнения в виновности, которые не могут быть устранены в соответствии с УПК, толкуются в пользу обвиняемого; недоказанная виновность обвиняемого по своим правовым последствиям означает доказанную невиновность.

Принцип состязательности сторон (ст. 123 Конституции РФ, ст. 15 УПК РФ).

Принцип состязательности сторон, закрепленный в ст. 123 Конституции, ст. 15 УПК РФ, характеризует такое построение процесса, при котором функции обвинения, защиты и разрешения дела размежеваны между различными субъектами процесса, отделены друг от друга. Они не могут быть возложены на один и тот же орган или одно и то же должностное лицо. Суд не является органом уголовного преследования, не выступает на стороне обвинения или защиты. Суд создает необходимые условия для выполнения сторонами обвинения и защиты их процессуальных обязанностей и осуществления предоставленных им прав. Стороны наделены равными процессуальными возможностями для отстаивания своих интересов и равноправны перед судом.

Принцип обеспечения подозреваемому и обвиняемому права на защиту (ст. 48 Конституции РФ, ст. 16 УПК РФ).

Принцип обеспечения подозреваемому и обвиняемому права на защиту (ст. 16 УПК РФ) включает в себя следующие положения:

– закон наделяет обвиняемого и подозреваемого широким кругом процессуальных прав, позволяющих им оспаривать выдвинутое против них обвинение или подозрение, доказывать свою непричастность к преступлению;

– эти права они могут осуществлять лично или с помощью защитника и законного представителя. Защитник и законный представитель являются самостоятельными участниками уголовно-процессуальной деятельности и имеют ряд собственных прав, позволяющих им оказывать помощь обвиняемому (подозреваемому) в защите их прав. Нарушение прав защитника и законного представителя всегда нарушает и права подзащитных. В случаях, предусмотренных УПК, обязательное участие защитника и законного представителя подозреваемого и обвиняемого обеспечивается должностными лицами, осуществляющими производство по делу. В указанных в законе случаях подозреваемый и обвиняемый могут пользоваться помощью защитника бесплатно;

– право на защиту неотделимо от гарантий его осуществления. Такими гарантиями является обязанность суда, прокурора, следователя и дознавателя разъяснить подозреваемому и обвиняемому их права и обеспечить возможность защищаться всеми, не запрещенными УПК, способами и средствами.

Принцип свободы оценки доказательств (ст. 120 Конституции РФ, ст. 17 УПК РФ).

Принцип свободы оценки доказательств означает, что дознаватель, следователь, прокурор и суд оценивают доказательства в их совокупности по своему внутреннему убеждению, руководствуясь при этом законом и совестью. При этом они не связаны той оценкой доказательств, которая была дана ранее по делу.

В соответствии с действующим УПК для понимания принципа свободы оценки доказательств характерны следующие положения:
1. Никакие доказательства не имеют заранее установленной силы.
2. Оценка доказательств проводится уполномоченными должностными лицами по своему внутреннему убеждению, что означает самостоятельность оценки доказательств всеми субъектами доказывания.

  1. Внутреннее убеждение не может быть предположительным и произвольным. В основе формирования вывода суда, прокурора, следователя, дознавателя должна лежать совокупность относимых, достоверных, допустимых доказательств. Внутреннее убеждение – это уверенность в доброкачественности доказательств и правильности делаемых на их основе выводов. Неустранимые сомнения в виновности обвиняемого, подсудимого надлежит толковать в пользу обвиняемого.
  2. Судья, присяжные заседатели, прокурор, следователь и дознаватель оценивают доказательства, руководствуясь не только законом, но и совестью.

Принцип языка уголовного судопроизводства (ст. 26 Конституции РФ, ст. 18 УПК РФ).

Принцип языка уголовного судопроизводства означает, что судопроизводство ведется на русском языке, а также на государственном языке входящих в Российскую Федерацию республик. В военных судах производство ведется на русском языке. Участвующим в деле лицам, не владеющим или недостаточно владеющим языком, на котором ведется производство, должно быть разъяснено и обеспечено право делать заявления, давать показания, заявлять ходатайства и жалобы, знакомиться с материалами дела, выступать в суде на родном языке или на другом языке, которым они владеют; бесплатно пользоваться услугами переводчика в порядке, установленном УПК. В случаях, предусмотренных УПК, следственные и судебные документы подлежат обязательному вручению подозреваемому, обвиняемому и другим участникам процесса на том языке, которым они владеют.

Принцип права на обжалование процессуальных действий и решений (ст. 45 Конституции РФ, ст. 19 УПК РФ).

Статья 19 УПК относит право на обжалование процессуальных действий и решений к числу принципов уголовного судопроизводства. Основой для такого решения являются конституционные положения об обеспечении государственной защиты прав и свобод человека и гражданина (ст. 2, 18, 33, 45, 46, ч. 3 ст. 50, ст. 52 Конституции РФ).
В УПК реализация возможности обжалования действий (бездействия) и решений суда, прокурора, следователя, органа дознания, дознавателя регулируется многими нормами, которые в совокупности составляют процессуальный институт обжалования в уголовном судопроизводстве (ст. 19, главы 16, 43-45, 48, 49 УПК РФ). Значение этого института проявляется прежде всего в том, что он позволяет исправлять судебные и следственные ошибки и восстанавливать нарушенные незаконными действиями и решениями должностных лиц, ответственных за производство по уголовным делам, права и интересы участвующих в уголовном судопроизводстве лиц. Для содержания рассматриваемого принципа характерно следующее:

– право на обжалование принадлежит, в принципе, всем участникам уголовного процесса, перечисленным в гл. 6 и 7 УПК РФ, а также иным лицам в той части, в которой процессуальные действия и решения затрагивают их интересы (ст.123УПК РФ);

Читайте также:  Менеджер по закупкам: обязанности и нюансы профессии

– гарантией осуществления права на обжалование действий и решений в уголовном судопроизводстве является обязанность должностных лиц разъяснять порядок обжалования при проведении процессуальных действий и принятии процессуальных решений и обеспечивать возможность осуществления этих прав (ч. 1 ст. 11 УПК РФ);

– предметом обжалования являются любые действия (бездействие) и решения должностных лиц, ответственных за производство по делу. Основанием для принесения жалоб является незаконность, необоснованность решений, нарушение конституционных прав граждан. Решения, принятые прокурором и судом по жалобам, также могут быть обжалованы в установленном порядке;

– подача жалоб на действия и решения дознавателя, органа дознания, следователя, прокурора на досудебном производстве не ограничена сроками. Порядок и сроки рассмотрения жалоб и представлений на приговоры, определения и постановления судов первой, апелляционной и кассационной инстанций, а также жалоб на судебные решения, принимаемые в ходе досудебного производства по делу, установлены гл. 41-43 УПК РФ.

Разумный срок уголовного судопроизводства.

Согласно ч. 1 ст. 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод, каждый в случае спора о его гражданских правах и обязанностях или при предъявлении ему любого уголовного обвинения имеет право на справедливое и публичное разбирательство дела в разумный срок независимым и беспристрастным судом, созданным на основании закона.

Часть 1 статьи 6.1 УПК РФ устанавливает, что уголовное судопроизводство осуществляется в разумный срок, включающий в себя период с момента начала осуществления уголовного преследования до момента прекращения уголовного преследования или вынесения обвинительного приговора. Продление установленных в УПК РФ сроков допустимо только в случаях и в порядке, которые предусмотрены УПК РФ.

Разумный срок производства по уголовному делу не может быть формально предписан законом, поэтому в ч. 3 ст. 6.1 УПК РФ названы три критерия его оценки.

Разумность срок уголовного судопроизводства определяется путем оценки судом:

– правовой и фактической сложности дела;

– поведения участников судопроизводства;

– достаточности и эффективности действий должностных лиц, проводимых в целях своевременного преследования и разрешения дела.

Принцип состязательности сторон, закрепленный в ст.

Статья 6.1. “Уголовно-процессуальный кодекс РФ” от 18.12.2001 N 174-ФЗ (ред. от 24.04.2020)

Уголовное судопроизводство осуществляется в сроки, установленные настоящим Кодексом.

Статья 6.1. УПК РФ. Разумный срок уголовного судопроизводства

1. Уголовное судопроизводство осуществляется в разумный срок.

2. Уголовное судопроизводство осуществляется в сроки, установленные настоящим Кодексом. Продление этих сроков допустимо в случаях и в порядке, которые предусмотрены настоящим Кодексом, но уголовное преследование, назначение наказания и прекращение уголовного преследования должны осуществляться в разумный срок.

3. При определении разумного срока уголовного судопроизводства, который включает в себя период с момента начала осуществления уголовного преследования до момента прекращения уголовного преследования или вынесения обвинительного приговора, учитываются такие обстоятельства, как правовая и фактическая сложность уголовного дела, поведение участников уголовного судопроизводства, достаточность и эффективность действий суда, прокурора, руководителя следственного органа, следователя, органа дознания, начальника органа дознания, начальника подразделения дознания, дознавателя, производимых в целях своевременного осуществления уголовного преследования или рассмотрения уголовного дела, и общая продолжительность уголовного судопроизводства.

3.1. При определении разумного срока досудебного производства, который включает в себя период со дня подачи заявления, сообщения о преступлении до дня принятия решения о приостановлении предварительного расследования по уголовному делу по основанию, предусмотренному пунктом 1 части первой статьи 208 настоящего Кодекса, учитываются такие обстоятельства, как правовая и фактическая сложность уголовного дела, поведение потерпевшего и иных участников досудебного производства по уголовному делу, достаточность и эффективность действий прокурора, руководителя следственного органа, следователя, органа дознания, начальника органа дознания, начальника подразделения дознания, дознавателя, производимых в целях своевременного возбуждения уголовного дела, установления лица, подлежащего привлечению в качестве подозреваемого, обвиняемого в совершении преступления, а также общая продолжительность досудебного производства по уголовному делу.

3.2. При определении разумного срока применения меры процессуального принуждения в виде наложения ареста на имущество лиц, не являющихся подозреваемыми, обвиняемыми или лицами, несущими по закону материальную ответственность за их действия, в ходе уголовного судопроизводства учитываются обстоятельства, указанные в части третьей настоящей статьи, а также общая продолжительность применения меры процессуального принуждения в виде наложения ареста на имущество в ходе уголовного судопроизводства.

3.3. При определении разумного срока досудебного производства, который включает в себя период со дня подачи заявления, сообщения о преступлении до дня принятия решения об отказе в возбуждении уголовного дела либо о прекращении уголовного дела по основанию, предусмотренному пунктом 3 части первой статьи 24 настоящего Кодекса, учитываются такие обстоятельства, как своевременность обращения лица, которому деянием, запрещенным уголовным законом, причинен вред, с заявлением о преступлении, правовая и фактическая сложность материалов проверки сообщения о преступлении или материалов уголовного дела, поведение потерпевшего, лица, которому деянием, запрещенным уголовным законом, причинен вред, иных участников досудебного производства по уголовному делу, достаточность и эффективность действий прокурора, руководителя следственного органа, следователя, органа дознания, начальника органа дознания, начальника подразделения дознания, дознавателя, производимых в целях своевременного возбуждения уголовного дела, установления лица, подлежащего привлечению в качестве подозреваемого или обвиняемого в совершении преступления, а также общая продолжительность досудебного производства по уголовному делу.

4. Обстоятельства, связанные с организацией работы органов дознания, следствия, прокуратуры и суда, а также рассмотрение уголовного дела различными инстанциями не может приниматься во внимание в качестве оснований для превышения разумных сроков осуществления уголовного судопроизводства.

5. В случае если после поступления уголовного дела в суд дело длительное время не рассматривается и судебный процесс затягивается, заинтересованные лица вправе обратиться к председателю суда с заявлением об ускорении рассмотрения дела.

6. Заявление об ускорении рассмотрения уголовного дела рассматривается председателем суда в срок не позднее 5 суток со дня поступления этого заявления в суд. По результатам рассмотрения заявления председатель суда выносит мотивированное постановление, в котором может быть установлен срок проведения судебного заседания по делу и (или) могут быть приняты иные процессуальные действия для ускорения рассмотрения дела.

При определении разумного срока досудебного производства, который включает в себя период со дня подачи заявления, сообщения о преступлении до дня принятия решения об отказе в возбуждении уголовного дела либо о прекращении уголовного дела по основанию, предусмотренному пунктом 3 части первой статьи 24 настоящего Кодекса, учитываются такие обстоятельства, как своевременность обращения лица, которому деянием, запрещенным уголовным законом, причинен вред, с заявлением о преступлении, правовая и фактическая сложность материалов проверки сообщения о преступлении или материалов уголовного дела, поведение потерпевшего, лица, которому деянием, запрещенным уголовным законом, причинен вред, иных участников досудебного производства по уголовному делу, достаточность и эффективность действий прокурора, руководителя следственного органа, следователя, органа дознания, начальника органа дознания, начальника подразделения дознания, дознавателя, производимых в целях своевременного возбуждения уголовного дела, установления лица, подлежащего привлечению в качестве подозреваемого или обвиняемого в совершении преступления, а также общая продолжительность досудебного производства по уголовному делу.

КС признал неконституционной норму УПК о разумных сроках судопроизводства

Конституционный суд РФ признал не соответствующим Основному закону положение Уголовно-процессуального кодекса РФ о разумных сроках уголовного судопроизводства. Дело было рассмотрено в закрытом заседании без проведения слушаний.

Поводом для оценки конституционности ч. 3 ст. 6.1 УПК РФ стала жалоба жителя Республики Коми. Он 5 июня 2009 года обратился с заявлением о преступлении. Уголовное дело об этом преступлении было возбуждено спустя 6 лет – 26 ноября 2015 года. Мужчина подал в суд иск с административными исковыми требованиями о присуждении компенсации за нарушение его права на уголовное судопроизводство в разумный срок. Однако решением Верховного суда Республики Коми, оставленным без изменения апелляционной инстанцией, ему было отказано в удовлетворении требований. Признавая срок судопроизводства разумным, суды исходили из того, что период с момента обращения с заявлением о преступлении в 2009 году и до возбуждения уголовного дела в 2015 году не подлежит включению в срок судопроизводства (несмотря на решения об отказе в возбуждении уголовного дела, неоднократно принимавшиеся в этот период), поскольку результатом уголовного преследования по данному делу стал обвинительный приговор. Суды указали, что продолжительность судопроизводства следует исчислять со дня признания заявителя потерпевшим (тот же день, когда возбуждено данное дело) и по день вступления в законную силу приговора, то есть не 8 лет 9 месяцев и 9 дней, как указывал истец, а 2 года 3 месяца и 16 дней, из которых 9 месяцев и 6 дней продолжалось предварительное следствие.

Житель Коми обратился в КС РФ, посчитав, что ч. 3 ст. 6.1 УПК РФ не соответствует Конституции, поскольку позволяет при определении разумного срока уголовного судопроизводства не включать в него период со дня подачи заявления о преступлении и до момента возбуждения уголовного дела и признания лица потерпевшим.

Как указал КС, в соответствии с ч. 3 ст. 6.1 УПК РФ при определении разумного срока уголовного судопроизводства, который включает в себя период с момента начала осуществления уголовного преследования до момента его прекращения или вынесения обвинительного приговора, учитываются правовая и фактическая сложность уголовного дела и ряд других факторов. При этом ст. 3 закона «О компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок или права на исполнение судебного акта в разумный срок» предусмотрена возможность подачи потерпевшим заявления о присуждении компенсации за нарушение права на уголовное судопроизводство в разумный срок и до окончания производства по уголовному делу. Это допускается в случае приостановления предварительного расследования в связи с неустановлением лица, подлежащего привлечению в качестве обвиняемого, либо прекращения уголовного дела или отказа в его возбуждении в связи с истечением сроков давности.

Соответственно, ст. 6.1 УПК РФ закреплен порядок определения разумного срока досудебного производства, который включает в себя период со дня подачи заявления о преступлении до дня принятия решения о приостановлении предварительного расследования либо до дня принятия решения об отказе в возбуждении уголовного дела либо о прекращении дела ввиду истечения сроков давности.

Тем самым, указал КС, в положениях ст. 6.1 УПК РФ законодатель вполне определенно указал моменты, с которых исчисляется разумный срок уголовного судопроизводства: момент начала осуществления уголовного преследования или день подачи
заявления, сообщения о преступлении.

Предусмотренное ч. 3 ст. 6.1 УПК регулирование порядка исчисления разумного срока уголовного судопроизводства с момента начала осуществления уголовного преследования направлено, прежде всего, на обеспечение права на судопроизводство в разумный срок для лиц, привлеченных в качестве подозреваемых или обвиняемых.

При этом имеющиеся в распоряжении КС материалы правоприменительной практики свидетельствуют о том, что использование правовых возможностей пострадавших от запрещенных уголовным законом деяний для целей компенсации за нарушение права на уголовное судопроизводство в разумный срок зачастую затруднено и неэффективно.

Так, УПК РФ предусматривает, что решение о признании потерпевшим принимается незамедлительно с момента возбуждения уголовного дела либо после получения данных об этом лице. При этом, поскольку вредные последствия возникают с момента их причинения конкретному лицу, такое лицо по существу является потерпевшим в силу самого факта причинения ему преступлением вреда, а не вследствие вынесения решения о признании его потерпевшим. Тем самым правовой статус лица как потерпевшего устанавливается исходя из фактического его положения и лишь процессуально оформляется постановлением дознавателя, следователя или суда о признании потерпевшим, но не формируется им.

Следовательно, лицу, которому причинен вред, должна обеспечиваться реальная судебная защита, в том числе возможность осуществления права на судопроизводство в разумный срок. Такая возможность зависит, помимо прочего, от продолжительности досудебного производства, включая период со дня подачи заявления о преступлении и до момента возбуждения уголовного дела.

Между тем ч. 3 ст. 6.1 УПК РФ по смыслу, придаваемому ей правоприменительной практикой, исключает из оценки разумности срока уголовного судопроизводства в случаях, когда производство завершилось обвинительным приговором, продолжительность стадии возбуждения данного дела (проверки заявления о преступлении), что приводит к нарушению конституционных прав лица, которому преступлением причинен вред.

В результате КС признал ч. 3 ст. 6.1 УПК РФ не соответствующей Конституции РФ в той мере, в какой она позволяет при определении разумного срока уголовного судопроизводства для лица, которому преступлением причинен вред, не учитывать период со дня подачи им заявления о преступлении и до момента возбуждения уголовного дела об этом преступлении в случаях, когда производство по данному делу завершилось постановлением обвинительного приговора.

Федеральному законодателю предписано внести изменения в правовое регулирование судебной защиты права граждан на судопроизводство в разумный срок. Поправками должен быть уточнен порядок определения для потерпевших момента начала исчисления разумного срока уголовного судопроизводства. До внесения этих изменений при определении разумного срока уголовного судопроизводства для лица, которому преступлением причинен вред, если производство по делу завершилось обвинительным приговором, следует руководствоваться положениями ч. 3.3 ст. 6.1 УПК РФ.

Судебные решения по делу заявителя подлежат пересмотру в установленном порядке. Постановление КС окончательное, не подлежит обжалованию и вступает в силу со дня официального опубликования.

1 УПК РФ при определении разумного срока уголовного судопроизводства, который включает в себя период с момента начала осуществления уголовного преследования до момента его прекращения или вынесения обвинительного приговора, учитываются правовая и фактическая сложность уголовного дела и ряд других факторов.

Статья 6.1. Разумный срок уголовного судопроизводства

(введена Федеральным законом от 30.04.2010 N 69-ФЗ)

1. Уголовное судопроизводство осуществляется в разумный срок.

2. Уголовное судопроизводство осуществляется в сроки, установленные настоящим Кодексом. Продление этих сроков допустимо в случаях и в порядке, которые предусмотрены настоящим Кодексом, но уголовное преследование, назначение наказания и прекращение уголовного преследования должны осуществляться в разумный срок.

3. При определении разумного срока уголовного судопроизводства, который включает в себя период с момента начала осуществления уголовного преследования до момента прекращения уголовного преследования или вынесения обвинительного приговора, учитываются такие обстоятельства, как правовая и фактическая сложность уголовного дела, поведение участников уголовного судопроизводства, достаточность и эффективность действий суда, прокурора, руководителя следственного органа, следователя, органа дознания, начальника органа дознания, начальника подразделения дознания, дознавателя, производимых в целях своевременного осуществления уголовного преследования или рассмотрения уголовного дела, и общая продолжительность уголовного судопроизводства.

(в ред. Федерального закона от 30.12.2015 N 440-ФЗ)

3.1. При определении разумного срока досудебного производства, который включает в себя период со дня подачи заявления, сообщения о преступлении до дня принятия решения о приостановлении предварительного расследования по уголовному делу по основанию, предусмотренному пунктом 1 части первой статьи 208 настоящего Кодекса, учитываются такие обстоятельства, как правовая и фактическая сложность уголовного дела, поведение потерпевшего и иных участников досудебного производства по уголовному делу, достаточность и эффективность действий прокурора, руководителя следственного органа, следователя, органа дознания, начальника органа дознания, начальника подразделения дознания, дознавателя, производимых в целях своевременного возбуждения уголовного дела, установления лица, подлежащего привлечению в качестве подозреваемого, обвиняемого в совершении преступления, а также общая продолжительность досудебного производства по уголовному делу.

(часть 3.1 введена Федеральным законом от 21.07.2014 N 273-ФЗ; в ред. Федерального закона от 30.12.2015 N 440-ФЗ)

3.2. При определении разумного срока применения меры процессуального принуждения в виде наложения ареста на имущество лиц, не являющихся подозреваемыми, обвиняемыми или лицами, несущими по закону материальную ответственность за их действия, в ходе уголовного судопроизводства учитываются обстоятельства, указанные в части третьей настоящей статьи, а также общая продолжительность применения меры процессуального принуждения в виде наложения ареста на имущество в ходе уголовного судопроизводства.

(часть 3.2 введена Федеральным законом от 29.06.2015 N 190-ФЗ)

Действие положений части третьей.3 статьи 6.1 (в редакции Федерального закона от 03.07.2016 N 331-ФЗ) распространяется на правоотношения, возникшие с 11 ноября 2014 года.

3.3. При определении разумного срока досудебного производства, который включает в себя период со дня подачи заявления, сообщения о преступлении до дня принятия решения об отказе в возбуждении уголовного дела либо о прекращении уголовного дела по основанию, предусмотренному пунктом 3 части первой статьи 24 настоящего Кодекса, учитываются такие обстоятельства, как своевременность обращения лица, которому деянием, запрещенным уголовным законом, причинен вред, с заявлением о преступлении, правовая и фактическая сложность материалов проверки сообщения о преступлении или материалов уголовного дела, поведение потерпевшего, лица, которому деянием, запрещенным уголовным законом, причинен вред, иных участников досудебного производства по уголовному делу, достаточность и эффективность действий прокурора, руководителя следственного органа, следователя, органа дознания, начальника органа дознания, начальника подразделения дознания, дознавателя, производимых в целях своевременного возбуждения уголовного дела, установления лица, подлежащего привлечению в качестве подозреваемого или обвиняемого в совершении преступления, а также общая продолжительность досудебного производства по уголовному делу.

(часть 3.3 введена Федеральным законом от 03.07.2016 N 331-ФЗ)

4. Обстоятельства, связанные с организацией работы органов дознания, следствия, прокуратуры и суда, а также рассмотрение уголовного дела различными инстанциями не может приниматься во внимание в качестве оснований для превышения разумных сроков осуществления уголовного судопроизводства.

5. В случае если после поступления уголовного дела в суд дело длительное время не рассматривается и судебный процесс затягивается, заинтересованные лица вправе обратиться к председателю суда с заявлением об ускорении рассмотрения дела.

6. Заявление об ускорении рассмотрения уголовного дела рассматривается председателем суда в срок не позднее 5 суток со дня поступления этого заявления в суд. По результатам рассмотрения заявления председатель суда выносит мотивированное постановление, в котором может быть установлен срок проведения судебного заседания по делу и (или) могут быть приняты иные процессуальные действия для ускорения рассмотрения дела.

При определении разумного срока досудебного производства, который включает в себя период со дня подачи заявления, сообщения о преступлении до дня принятия решения об отказе в возбуждении уголовного дела либо о прекращении уголовного дела по основанию, предусмотренному пунктом 3 части первой статьи 24 настоящего Кодекса, учитываются такие обстоятельства, как своевременность обращения лица, которому деянием, запрещенным уголовным законом, причинен вред, с заявлением о преступлении, правовая и фактическая сложность материалов проверки сообщения о преступлении или материалов уголовного дела, поведение потерпевшего, лица, которому деянием, запрещенным уголовным законом, причинен вред, иных участников досудебного производства по уголовному делу, достаточность и эффективность действий прокурора, руководителя следственного органа, следователя, органа дознания, начальника органа дознания, начальника подразделения дознания, дознавателя, производимых в целях своевременного возбуждения уголовного дела, установления лица, подлежащего привлечению в качестве подозреваемого или обвиняемого в совершении преступления, а также общая продолжительность досудебного производства по уголовному делу.

Статья 272. Разрешение вопроса о возможности рассмотрения уголовного дела в отсутствие кого-либо из участников уголовного судопроизводства

Статья 272. Разрешение вопроса о возможности рассмотрения уголовного дела в отсутствие кого-либо из участников уголовного судопроизводства При неявке кого-либо из участников уголовного судопроизводства суд выслушивает мнения сторон о возможности судебного

В Верховном Суде Российской Федерации, военных судах производство по уголовным делам ведется.

Начало и окончание разумного срока в уголовном судопроизводстве

Семенцов Владимир Александрович, доктор юридических наук, профессор, профессор кафедры уголовного процесса Кубанского государственного университета.

Читайте также:  Счет-фактура по агентскому договору у агента

Шереметьев Алексей Павлович, аспирант кафедры уголовного процесса Кубанского государственного университета.

В статье анализируются предписания ст. 6.1 УПК РФ и обосновывается необходимость определения начальным моментом исчисления разумного срока обнаружения признаков преступления. Предлагается изменить формулировку понятия “уголовное преследование” и дополнить УПК РФ ст. 233.1 “Срок судебного разбирательства”. Отмечается, что исчисление разумного срока заканчивается прекращением уголовного преследования или вступлением в законную силу обвинительного приговора суда.

Ключевые слова: разумный срок, сообщение о преступлении, уголовное преследование, содержание под стражей, срок судебного разбирательства, окончание разумного срока.

In article instructions of item 6.1 Criminal Procedure Code of the Russian Federation are analyzed and necessity of definition by the initial moment of calculation of reasonable term detection of signs of a crime is proved. It is offered to change the concept formulation “criminal prosecution” and to add Criminal Procedure Code of the Russian Federation of item 233.1 “Proceeding term”. It is noticed that calculation of reasonable term comes to an end with the termination of criminal prosecution or the introduction into validity of a verdict of guilty of court.

Key words: reasonable term, the message on a crime, criminal prosecution, holding in custody, proceeding term, the termination of reasonable term.

Федеральным законом от 30 марта 1998 г. N 54-ФЗ “О ратификации Конвенции о защите прав человека и основных свобод и Протоколов к ней” Российская Федерация признала обязательной юрисдикцию Европейского суда по правам человека, в том числе по вопросам толкования и применения Конвенции и с 5 мая 1998 г. в полном объеме присоединилась к защитным механизмам Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод [1].

Предметом рассмотрения Европейского суда по правам человека стали, наряду с другими, вопросы российского уголовного судопроизводства, в том числе связанные с длительностью и обоснованностью содержания под стражей до вынесения приговора суда, с разумностью срока судебного разбирательства, поскольку в ст. ст. 5 и 6 Конвенции гарантируется право на свободу и личную неприкосновенность, право на справедливое судебное разбирательство в разумный срок, исключающий чрезмерное затягивание судебной процедуры. Так, в 2009 г. Европейский суд по правам человека установил нарушение ст. 5 Конвенции по 18 жалобам из-за отсутствия достаточных и относимых оснований, оправдывающих длительное нахождение лица под стражей [2].

В связи с выявленными и зафиксированными в решениях Европейского суда по правам человека нарушениями разумного срока судопроизводства возникла необходимость совершенствования российского уголовно-процессуального законодательства, приведения его в соответствие с международным правом. Конкретным шагом в этом направлении стало опубликование ФЗ от 30 апреля 2010 г. N 69-ФЗ “О внесении изменений в отдельные законодательные акты РФ в связи с принятием Федерального закона “О компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок или права на исполнение судебного акта в разумный срок” [3]. Названным Законом в УПК РФ включена новая статья 6.1 “Разумный срок уголовного судопроизводства”.

Несмотря на объективную необходимость наличия в тексте УПК РФ нормы, посвященной разумности срока, и очевидные положительные последствия ее применения на практике для достижения цели уголовного судопроизводства по защите прав и законных интересов его участников, есть основание полагать, что указанная новелла имеет отдельные недостатки, которые требуют своего исследования и разработки мер по их устранению. В частности, нами критически оценивается решение законодателя по определению моментов начала и окончания исчисления разумного срока в уголовном судопроизводстве.

Согласно ч. ч. 1 и 2 ст. 6.1 УПК РФ уголовное судопроизводство, как в целом, так и на этапах уголовного преследования, назначения наказания и прекращения уголовного преследования, осуществляется в разумный срок. В то же время в ч. 3 ст. 6.1 УПК РФ указывается, что при определении разумного срока уголовного судопроизводства учитывается период с момента начала осуществления уголовного преследования и до момента прекращения уголовного преследования или вынесения обвинительного приговора. Из этих предписаний закона следует, что разумный срок уголовного судопроизводства исчисляется с момента уголовного преследования, но при этом не ясно, как это согласуется с моментом возникновения уголовного судопроизводства – получением сообщения о преступлении (п. 9 ст. 5 УПК РФ).

Обращение к содержанию п. 55 ст. 5 УПК РФ убеждает в том, что уголовное преследование – это процессуальная деятельность, осуществляемая стороной обвинения в целях изобличения подозреваемого, обвиняемого в совершении преступления. На первый взгляд получается, что деятельность стороны обвинения в досудебном производстве, осуществляемая до появления в деле подозреваемого и обвиняемого, уголовным преследованием не является. Следовательно, в разумный срок уголовного судопроизводства не входит промежуток времени от момента получения сообщения о преступлении до появления в уголовном деле процессуальной фигуры подозреваемого или обвиняемого.

Вместе с тем, согласно Постановлению Конституционного Суда РФ от 27 июня 2000 г., факт уголовного преследования и, следовательно, направленная против конкретного лица обвинительная деятельность могут подтверждаться не только актом возбуждения в отношении данного лица уголовного дела, проведением в отношении него следственных действий, но и иными мерами, предпринимаемыми в целях его изобличения или свидетельствующими о наличии подозрения против него [4]. Это означает, что уголовное преследование может осуществляться и до появления в деле процессуальной фигуры подозреваемого или обвиняемого, когда установлено лицо, причастное к совершенному преступлению, и имеются сведения о наличии подозрения против него.

Наряду с указанной позицией Конституционного Суда РФ обращают на себя внимание предписания ст. 21 УПК РФ, именуемой “Обязанность осуществления уголовного преследования”, где начало уголовного преследования обозначено с момента обнаружения признаков преступления, обязывая прокурора, следователя, орган дознания и дознавателя принимать меры по установлению события преступления, изобличению лица или лиц, виновных в совершении преступления. Фактически это означает, что уголовное преследование в рамках функции обвинения осуществляется с момента обнаружения признаков преступления, в том числе в случае, когда лицо, его совершившее, не установлено. В практике досудебного производства проблема соблюдения процессуальных сроков реально возникает уже при проверке сообщения о преступлении ввиду скоротечного характера деятельности в стадии возбуждения уголовного дела, срок которой по общему правилу составляет 3 суток, с возможным его продлением до 10 и 30 суток.

Вывод очевиден: законодатель противоречиво определяет момент начала осуществления уголовного преследования, но, несмотря на это, берет его за основу в ст. 6.1 УПК РФ при исчислении разумного срока уголовного судопроизводства.

Для устранения выявленного противоречия при определении начального момента исчисления разумного срока, увязанного с уголовным преследованием, и учитывая, что уголовное судопроизводство начинается с обнаружения признаков преступления, необходимо исключить из ч. 3 ст. 6.1 УПК РФ слова “начала осуществления уголовного преследования”, заменив их словами “обнаружения признаков преступления”. Требуется также дать в новой редакции п. 55 ст. 5 УПК РФ, сформулировав его так: “55) уголовное преследование – процессуальная деятельность, осуществляемая стороной обвинения в целях изобличения лица или лиц в совершении преступления”.

Определившись с началом течения разумного срока уголовного судопроизводства, возникает необходимость установления момента его окончания. В ч. 3 ст. 6.1 УПК РФ, к анализу содержания которой мы уже обращались, момент окончания разумного срока уголовного судопроизводства определен следующим образом – это прекращение уголовного преследования или вынесение обвинительного приговора. А вот в п. 7 ст. 3 ФЗ от 30 апреля 2010 г. N 68-ФЗ “О компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок” [5] момент окончания разумного срока указан несколько иначе – не вынесение обвинительного приговора, а вступление его в законную силу.

При этом очевидно, что вынесение (постановление) обвинительного приговора суда осуществляется по общему правилу в стадии судебного разбирательства судом первой инстанции (глава 39 УПК РФ), а также в случаях, предусмотренных п. п. 2 – 4 ч. 3 ст. 367 УПК РФ, – судом апелляционной инстанции. Вступление же приговора в законную силу происходит после его обжалования сторонами в апелляционном или кассационном порядке в течение 10 суток со дня его провозглашения, т.е. в последующей за судебным разбирательством стадии уголовного судопроизводства.

Законодатель почему-то не учел, что принятием решения о прекращении уголовного преследования или вынесением обвинительного приговора не завершается судебное производство, система которого предусматривает еще четыре стадии, следующие за судебным разбирательством, призванные служить проверке законности и обоснованности решений, вынесенных в суде первой инстанции либо связанных с исполнением приговора. Представляется, что при производстве в суде второй инстанции также должно соблюдаться требование о разумности срока уголовного судопроизводства, для чего следует исключить из содержания ч. 3 ст. 6.1 УПК РФ слово “вынесения”, заменив его словами “вступления в законную силу”.

Не урегулирован в уголовно-процессуальном законе вопрос о сроках судебного разбирательства, несмотря на то что это центральная стадия уголовного судопроизводства, где суд рассматривает дело по существу и решает вопрос о виновности или невиновности подсудимого, а также о применении или неприменении к нему уголовного наказания. В ст. 233 УПК РФ лишь указан срок начала разбирательства в судебном заседании, дающий возможность сторонам заранее и целенаправленно подготовиться к участию в рассмотрении уголовного дела, продумать свою позицию и подготовить необходимые материалы для работы в суде. В ч. ч. 2, 3 ст. 255 УПК РФ определен период времени, в течение которого допускается содержание под стражей подсудимого, – 6 месяцев со дня поступления уголовного дела в суд и до вынесения приговора, но с возможным неоднократным продлением этого срока по делам о тяжких и особо тяжких преступлениях, каждый раз не более чем на 3 месяца. Получается, что по уголовным делам о преступлениях небольшой и средней тяжести срок содержания под стражей подсудимого не может превышать 6 месяцев, а по делам о тяжких и особо тяжких преступлениях срок содержания под стражей в период судебного разбирательства не установлен.

По нашему мнению, срок содержания под стражей в период судебного разбирательства должен быть ограничен верхним пределом, как это имеет место в стадии предварительного расследования, где этот срок не превышает 12 месяцев по тяжким преступлениям и 18 месяцев – по особо тяжким преступлениям (ч. ч. 2, 3 ст. 109 УПК РФ). И здесь уместно напомнить, что вопрос о предельном сроке содержания под стражей подсудимого был предметом обсуждения еще в период принятия проекта УПК РФ в первом чтении, где предполагалось установить начальный срок содержания под стражей с момента поступления уголовного дела в суд и до вынесения приговора – 6 месяцев. По делам о тяжких преступлениях этот срок мог быть продлен до 12 месяцев, а по делам об особо тяжких преступлениях ограничение срока содержания под стражей не предполагалось [6].

Ограничение сроков пребывания подсудимого под стражей при рассмотрении судом уголовного дела по существу с учетом тяжести совершенного преступления (6, 12 и 18 месяцев) вызывает необходимость их согласования со сроками судебного разбирательства. Считаем, что первоначальный срок судебного разбирательства должен составлять не более 6 месяцев по всем категориям преступлений, с возможным продлением этого срока до 12 месяцев по тяжким преступлениям и до 18 месяцев – по особо тяжким преступлениям.

С этой целью предлагаем дополнить УПК РФ новой ст. 233.1 “Срок судебного разбирательства” следующего содержания:

“1. Судебное разбирательство по уголовному делу должно быть закончено в срок, не превышающий 6 месяцев со дня начала судебного заседания.

  1. Срок судебного разбирательства, установленный частью первой настоящей статьи, может быть продлен судом до 12 месяцев по уголовным делам о тяжких преступлениях и до 18 месяцев – по уголовным делам об особо тяжких преступлениях.
  2. В срок судебного разбирательства не включается время, в течение которого производство по уголовному делу было приостановлено по основаниям, предусмотренным настоящим Кодексом”.

Наличие специальной нормы, регламентирующей сроки судебного разбирательства, послужит необходимым условием своевременного рассмотрения уголовного по существу, дисциплинирующим фактором и процессуальной гарантией защиты прав и законных интересов участников уголовного судопроизводства.

Резюмируя изложенное, отметим главное.

Исчисление разумного срока уголовного судопроизводства должно начинаться с обнаружения признаков преступления и заканчиваться прекращением уголовного преследования или вступлением в законную силу обвинительного приговора, что требует внесения соответствующих изменений в ч. 3 ст. 6.1 УПК РФ и формулирования в новой редакции п. 55 ст. 5 УПК РФ.

Следует также дополнить УПК РФ новой ст. 233.1 “Срок судебного разбирательства”, предусмотрев там срок судебного разбирательства до 6 месяцев, с возможным его продлением до 12 месяцев по уголовным делам о тяжких преступлениях и до 18 месяцев – по делам об особо тяжких преступлениях.

1 Criminal Procedure Code of the Russian Federation are analyzed and necessity of definition by the initial moment of calculation of reasonable term detection of signs of a crime is proved.

§ 12. Разумный срок уголовного судопроизводства

Принцип разумного срока уголовного судопроизводства – это межотраслевой принцип судопроизводства, закрепленный в ст. 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод, а также в ст. 6.1 УПК РФ. Данный принцип решает вопрос об определенности сроков производства по уголовному делу.

Суть принципа заключается в том, что сроки производства по уголовному делу не могут быть неопределенными и произвольными. В противном случае под угрозой окажется как право обвиняемого на судебную защиту (ст. 46 Конституции РФ), так и право потерпевшего на доступ к правосудию (ст. 52 Конституции РФ).

Представление о “разумном сроке” в целом сформировано практикой Европейского суда по правам человека в его решениях по конкретным делам. Критерии, которыми обычно руководствуется Суд при оценке продолжительности производства по делу, перечислены в ч. ч. 3, 4 ст. 6.1 УПК РФ.

Однако адресовать имеющие общий характер выводы Европейского суда относительно соблюдения разумного срока судопроизводства напрямую правоприменителю значит нарушать положения Конвенции об определенности правовых норм. Вот почему законодатель применяет комплексное правовое регулирование в целях обеспечения разумных сроков судопроизводства, в частности:

– для досудебного производства, а также назначения судебного заседания в судах различных инстанций устанавливаются четкие сроки, определяется порядок их продления и средства контроля над законностью и обоснованностью такого продления ;

Подробнее об этих сроках см. соответствующие главы настоящего курса.

– для судебного заседания конкретных сроков не устанавливается, однако для участников процесса предусматривается возможность обращения с заявлением об ускорении рассмотрения дела (ч. ч. 5, 6 ст. 6.1 УПК РФ);

– при нарушении права на рассмотрение дела в разумный срок устанавливается возможность получения компенсации в порядке, установленном Федеральным законом от 30 апреля 2010 г. и КАС РФ.

См.: Федеральный закон от 30 апреля 2010 г. N 68-ФЗ “О компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок или права на исполнение судебного акта в разумный срок” // СЗ РФ. 2010. N 18. Ст. 2144. Также см.: Постановление Пленума Верховного Суда РФ и Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 23 декабря 2010 г. N 30/64 “О некоторых вопросах, возникших при рассмотрении дел о присуждении компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок или права на исполнение судебного акта в разумный срок” // Российская газета. 2011. 14 января.

Как видно, в российском законодательстве нет предельных сроков производства по уголовному делу. Поэтому следует еще раз обратить внимание, что разумность срока оценивается исходя из обстоятельств конкретного дела с учетом критериев, сформулированных Европейским судом .

Для понимания подходов Европейского суда можно изучить, в частности, решение от 15 июля 1982 г. по делу “Экле (Eckle) против ФРГ” (Европейский суд по правам человека: Избранные решения: В 2 т. М., 2000. Т. 1. С. 385 – 394).

Исторической альтернативой данному принципу является отсутствие четких правил о сроках в уголовном судопроизводстве, что приводило к волоките при разбирательстве дел . В то же время чрезмерная формализация сроков уголовного процесса, особенно в его судебных стадиях, также недопустима, так как суд “торопить” нельзя. Иначе говоря, если суду требуется определенное время для качественного отправления правосудия, то он не должен снижать стандарты правосудия, исходя из необходимости завершить производство по делу в определенный срок. Поэтому не остается иного выхода, кроме как использовать на уровне принципа оценочную категорию “разумного срока”, определяемого применительно к обстоятельствам конкретного дела. Это единственно возможный вариант, получивший развитие в практике Европейского суда по правам человека и ныне нашедший отражение в уголовно-процессуальном законодательстве Российской Федерации.

По свидетельству А.Ф. Кони, волокита в старом (до реформы 1864 г.) суде была обычным явлением, иногда достигая “поразительных размеров”. Так, дело о краже из московского уездного казначейства медной монеты на 115 тыс. руб. возникло в 1844 г., а окончено было лишь 21 год спустя, в 1865 г. (Кони А.Ф. История развития уголовно-процессуального законодательства в России // Собр. соч.: В 8 т. Т. 4. С. 323).

, а окончено было лишь 21 год спустя, в 1865 г.

Добавить комментарий