Размер агентского вознаграждения при оказании услуг

Размер вознаграждения агента по агентскому договору

Для распространенных же видов деятельности существуют устойчивые расчетные параметры, на которые могут ссылаться стороны к примеру, турагент, как правило, получает 10 от стоимости проданной путевки.

Кем определяется размер вознаграждения агента по договору?

Величина агентского вознаграждения устанавливается агентским договором. Она определяется по соглашению между заказчиком и посредником, каких-либо предельно допустимых размеров агентского вознаграждения законом не предусматривается.

Размер агентского вознаграждения может быть определен одним из следующих способов:

  • в процентах от объема реализованных агентом товаров, принадлежащих принципалу;
  • в процентах от суммы сделок, заключенных посредником в интересах принципала;
  • в твердой сумме;
  • в ином порядке, установленном агентским договором.

Нужно отметить, однако, что условие о величине агентского вознаграждения не является существенным. Это означает, что договор будет считаться заключенным, даже если в нем не установлен размер оплаты услуг агента. В этом случае, согласно нормам Гражданского кодекса, агенту должна быть выплачена сумма, которая уплачивается данными заказчиком или другими лицами за сходные посреднические услуги. Выяснять размер этой суммы, скорее всего, придется через суд.

Агентский договор зачастую заключается на продолжительный период времени, в течение которого стоимость посреднических услуг может значительно возрасти. Поэтому целесообразно включить в договор условие о том, в каком порядке агентское вознаграждение будет увеличиваться (например, пропорционально официальному уровню инфляции, на 10–15% ежегодно и т. д.).

Стороны также вправе определить порядок и сроки выплаты агентского вознаграждения в самом агентском договоре.

✔ Информация о сторонах, месте и времени заключения договора.

Это обязательная информация для любого договора, так как без нее невозможно установление деловых отношений между контрагентами, оспаривание соглашения, определение подсудности. Таким образом, каждый договор должен иметь:

  • Название и номер.
  • Место заключения – пишется слева под названием.
  • Дату заключения – указывается справа под названием.
  • Информацию о сторонах – кто является принципалом, кто выступает агентом.
  • Контактные данные – фиксируются в конце документа.

Контактные данные фиксируются в конце документа.

Агентское вознаграждение

Размер вознаграждения агента может быть любым. Закон не содержит ограничений на этот счет. Вознаграждение агента может выражаться:

  • фиксированной суммой;
  • процентами от реализации продукции либо от суммы заключенных в результате его деятельности сделок.

Могут иметь место и иные способы оплаты. Заметим, что даже если в заключенном договоре не указана сумма или процент оплаты, такой документ считается легитимным.
Если принципал и агент не могут договориться о расчетах по договору, то при обращении в суд учитываются средние рыночные цены за сходные с договорными услуги.

Грамотно составленный агентский договор учитывает фактор инфляции. Целесообразно прописать в нем такие условия, при которых вознаграждение агента увеличивалось бы пропорционально ее уровню в процентном отношении.

Основание для выплаты вознаграждения, как и для компенсации затрат агента, – это его отчет с приложением первичных подтверждающих документов. Обычно порядок предоставления отчетных данных агентом прописывается в договоре. В зависимости от характера услуг это может быть и разовый отчет по результатам работы, и периодические отчеты (раз в квартал, в месяц) или любые другие условия, устраивающие обе стороны.

Внимание! Возмещение затрат агента, понесенных в ходе исполнения обязанностей по договору, не входит в сумму вознаграждения.

Если сроки выплат в договоре упущены, руководствуются ст. 1006 ГК РФ, согласно которой принципал обязан расплатиться с агентом не позднее семидневного срока с момента предоставления им отчета о проделанной работе. Форма отчета утверждается руководителем, прикладывается и оформляется как приложение к договору.

Целесообразно прописать в нем такие условия, при которых вознаграждение агента увеличивалось бы пропорционально ее уровню в процентном отношении.

Как связать агентское вознаграждение с фактическими объемами оказания услуг?

По агентскому договору агент осуществляет поиск клиентов для учебного комбината. Выплата аг.вознаграждения по факту совершения сделки в % от суммы сделки за отчетный месяц. Оказание услуг по обучению происходит так: выставляются счета по заявкам клиента, клиент оплачивает текущий счет, происходит обучение.

Как грамотно сформулировать порядок расчета агентского вознаграждения, поставив его в зависимость не только от заключения договора между клиентом и принципалом (по сути он рамочный), а привязав к конкретному объему оказанных услуг клиенту в отчетном периоде.

Была попытка привязать аг.вознаграждение к оплате клиентом, но в судебной практике “Признается недействительными условия договора, ставящие оплату услуг агента в зависимость от усмотрения принципала или действий третьих лиц, не являющихся участниками агентского договора.”

Подчеркиваю, не нужно привязывать вознаграждение к оплате клиентом, нужно привязать к оказанным объемам услуг. Например, в январе клиенту выставлен акт об оказании услуг в текущем месяце на 20 000. Агент за январь получает 2000. В феврале клиент ничего не заказывал. Агент ничего не получает и т.д. На каждый заказ клиент присылает в учебный центр заявку.

    агентский договор
  • Поделиться

Ответы юристов ( 6 )

  • 10,0 рейтинг
  • 4808 отзывов эксперт

Как грамотно сформулировать порядок расчета агентского вознаграждения, поставив его в зависимость не только от заключения договора между клиентом и принципалом (по сути он рамочный), а привязав к конкретному объему оказанных услуг клиенту в отчетном периоде.
Инна

В данном случае Вы можете заключить смешанный договор агентирования и договор оказания услуг. То есть у Вас в договоре будут элементы договора агентирования и вэтой части оплата будет происходить в зависимости от количества клиентов, а также элементы договор оказания услуг, в рамках которого Вы уже будете получать оплату в зависимости от фактического объема выполненных действий.

По идее можно заключить и два отдельных договор, здесь все зависит от того как Вам удобнее.

ГК РФ Статья 421. Свобода договора
1. Граждане и юридические лица свободны в заключении договора.
Понуждение к заключению договора не допускается, за исключением случаев, когда обязанность заключить договор предусмотрена настоящим Кодексом, законом или добровольно принятым обязательством.
2. Стороны могут заключить договор, как предусмотренный, так и не предусмотренный законом или иными правовыми актами. К договору, не предусмотренному законом или иными правовыми актами, при отсутствии признаков, указанных в пункте 3 настоящей статьи, правила об отдельных видах договоров, предусмотренных законом или иными правовыми актами, не применяются, что не исключает возможности применения правил об аналогии закона (пункт 1 статьи 6) к отдельным отношениям сторон по договору.
3. Стороны могут заключить договор, в котором содержатся элементы различных договоров, предусмотренных законом или иными правовыми актами (смешанный договор). К отношениям сторон по смешанному договору применяются в соответствующих частях правила о договорах, элементы которых содержатся в смешанном договоре, если иное не вытекает из соглашения сторон или существа смешанного договора.
4. Условия договора определяются по усмотрению сторон, кроме случаев, когда содержание соответствующего условия предписано законом или иными правовыми актами (статья 422).
В случаях, когда условие договора предусмотрено нормой, которая применяется постольку, поскольку соглашением сторон не установлено иное (диспозитивная норма), стороны могут своим соглашением исключить ее применение либо установить условие, отличное от предусмотренного в ней. При отсутствии такого соглашения условие договора определяется диспозитивной нормой.
5. Если условие договора не определено сторонами или диспозитивной нормой, соответствующие условия определяются обычаями, применимыми к отношениям сторон.

ГК РФ Статья 421.

О компенсации расходов агента

(Б) Агент на сбыте (реализации) может перечислить принципалу выручку от продажи товара только после того, как этот товар будет реализован конечному покупателю.

Иными словами, агент за свои услуги получает агентское вознаграждение и не может финансировать принципала.

Означает ли это, что все расходы, понесенные агентом, подлежат в обязательном порядке отражению в отчете агента и компенсации со стороны принципала (сверх агентского вознаграждения)?

Полагаем, что ответ кроется в принципе свободы договора, а также в целях заключения договора в каждом конкретном случае.

Конечно, в агентском договоре может быть предусмотрена компенсация некоторых видов затрат агента, на которые он не может влиять. Например, на аренду склада или рекламу. С другой стороны, осуществление этих затрат агентом из своего вознаграждения отвечает рисковому (предпринимательскому) характеру и его деятельности: он сам определяет количество своих сотрудников, способы продвижения и рекламы, площадь и расположение склада и т.п. факторы, которые объективно влияют на финансовые показатели сотрудничества.

Сравним агентский договор и поставку

1) Товар остается в собственности принципала до момента его реализации конечным покупателям. Вся выручка также является собственностью принципала и подлежит перечислению на его расчетный счет в сроки, согласованные сторонами в договоре, агент же оставляет себе только вознаграждение.По сравнению с договором поставки использование агентского договора (по модели договора комиссии) может иметь следующие преимущества:

Это является важным обстоятельством с точки зрения имущественной безопасности принципала, который не может быть на 100 % уверен в своем агенте. Например, одновременно с реализацией продукции принципала агент может заниматься реализацией собственных товаров. В этом случае на имущество нашего принципала не может быть обращено взыскание по собственным долгам агента, принципал может забрать свой товар (имущество) в любой момент. Соответственно, предъявление претензий к Агенту не будет иметь имущественных последствий для принципала.

2) Учитывая, что товарные остатки являются собственностью принципала, он может нарабатывать «кредитную историю», беря кредиты под эти товарные запасы.

3) В рамках договора можно полностью прописать стандарты продвижения, рекламы, обслуживания клиентов (начиная от оформления офиса и внешнего вида сотрудников и до сроков реагирования на запросы покупателей, обязанности проведения предпродажной подготовки и т.п.).

4) Агентский договор позволяет варьировать вознаграждение за счет того, что можно возлагать различные функции на его стороны, определять условия увеличения и уменьшения размера вознаграждения в зависимости от показателей деятельности, выполнения отдельных ключевых задач (так называемый чек-лист).

Если Агенту в качестве вознаграждения достаточно выручки в 150 млн руб., то плюсом мы сохраняем возможность использовать специальные режимы налогообложения. В эту сумму также должны уложиться собственные расходы Агента (например, содержание офиса, зарплаты сотрудников агента и т.д.).

включение в договор обязанности агента оплатить товар не позднее определенной даты.

Выплата вознаграждения наличными или безналичными денежными средствами

При согласовании условия о вознаграждении агента затрагиваются вопросы не только его величины, но и формы. Как правило, используются денежные средства. Расчеты деньгами могут производиться в наличной или безналичной форме.

  1. Наличные расчеты

Использование наличных расчетов между лицами, занимающимися предпринимательской деятельностью, — исключение из общего правила. В п. 6 указания Центробанка «Об осуществлении наличных расчетов» от 07.10.2013 № 3073-У установлена предельно допустимая граница таких расчетов. Для одной сделки она равна 100 тысячам рублей, а если цена сделки определена в иностранной валюте, то учитывается эквивалент этой суммы, рассчитанный по официальному курсу на день оплаты.

Читайте также:  Пенсионный фонд в Камчатском крае официальный сайт

ВАЖНО! Превышение установленной границы расчетов наличностью влечет наложение штрафа в соответствии с ч. 1 ст. 15.1 КоАП. В связи с этим не рекомендуется согласовывать условие о выплате вознаграждения наличными денежными средствами, если принципал обязан уплатить сумму, превышающую 100 тысяч рублей.

  1. Безналичные расчеты

С учетом ст. 862 ГК агент и принципал вправе выбрать любую из форм безналичных расчетов: чеки, аккредитив, инкассо, платежные поручения и т. д.

Помимо указания на выбранную форму передачи денежных средств в договоре необходимо оговорить платежные реквизиты (либо условие о том, что они будут сообщены отдельно в письменном уведомлении, путем выставления счета или иным способом), а также форму расчетных документов. Перечень реквизитов и содержание расчетных документов установлены Банком России (см. Положение о правилах осуществления переводов денежных средств, утв. Центробанком 19.06.2012 № 383-П).

Расчеты деньгами могут производиться в наличной или безналичной форме.

Агентский договор: налоговый и бухгалтерский учет

Согласно заключенному договору агентское вознаграждение составляет 8 включая НДС от стоимости проданного и оплаченного товара ООО Принципала.

Агент работает от своего имени или от имени принципала

Агент выполняет поручение двумя способами — от своего имени или от имени принципала.

В первом случае агент представляется своим именем и оформляет на себя все документы, как будто принципала вообще нет. Клиент может и не узнать, что работает с посредником, и с вопросами и претензиями обратится к агенту.

Во втором случае агент оформляет все документы на имя принципала и как самостоятельный предприниматель в сделке не участвует. Это равносильно работе по доверенности, и у агента обязательств перед клиентом не возникает.

Кроме размера вознаграждения агент и принципал договариваются о сроках его выплаты.

Налоговики не правы, в вознаграждение агента включаются и его расходы

Что именно считать агентским вознаграждением и что в него включать? Об этом речь шла на Президиуме ВАС РФ, рассматривающем дело сибирского филиала ООО “Объединенная Пивоварня Хейнекен” и МИФНС по крупнейшим налогоплательщикам Новосибирской области. Однако этот вопрос волнует не только данную пивоварню и конкретную инспекцию. О нем часто и давно спорят налоговые инспекции с налогоплательщиками – предприятиями, которые заключают агентские договоры.

В них предусматривается, что агент получит от принципала (предприятия, давшего агенту поручение) комиссионные (в общеупотребительном смысле – что-то вроде премии) за проделанную работу. Но выполняя эту работу в интересах принципала, агент несет расходы. Не за свой же счет! Обычно эти расходы компенсирует предприятие-принципал, а сумму включает в состав выплачиваемого агенту вознаграждения. Агент же уменьшает на сумму расходов, компенсированных принципалом, свою налогооблагаемую базу.

В чем загвоздка?

В точке зрения налоговых инспекций. Они настаивают, что под вознаграждением нужно понимать лишь комиссионные (премию), а не все возможные расходы агента. А значит, агент может учитывать при налогообложении лишь размер комиссионных, а компенсированные расходы агенту — отражаются в налоговом учете принципала. Однако в действительности часто агент в своем учете отражает и компенсированные ему расходы. В результате возникают конфликты.

Так и случилось с сибирским филиалом ООО “Объединенная Пивоварня Хейнекен” и МИФНС по крупнейшим налогоплательщикам Новосибирской области. Филиал выступал в роли агента головной организации пивоварни. Она являлась принципалом.

Пивоварня включила в состав вознаграждения агенту и комиссионные, и компенсацию расходов. Агент (сибирский филиал пивоварни), получив комиссионные и компенсацию своих расходов, уменьшил на всю получившуюся сумму свою налогооблагаемую прибыль. А инспекция настаивала на том, что это неправильно – филиал мог учитывать для целей налогообложения только сумму, собственно, комиссионных. Ведь, по мнению инспекции, только комиссионные можно считать вознаграждением. А другие расходы должен принимать к учету принципал — головная организация пивоварни.

Рассуждая так, налоговики убрали из состава расходов агента сумму компенсации, доначислив налог на прибыль, а сумму НДС, выставленную к возмещению, напротив, уменьшили. Получилось, что сибирский филиал должен бюджету приличную сумму, которая исчисляется миллионами рублей. Платить ее он не хотел, что можно понять: почему надо начислять налог с того, что является именно его расходами?!

В итоге спор рассматривал арбитражный суд Новосибирской области. Дело зарегистрировано под номером А45-214113/2008. Три судебных инстанции в удовлетворении требований компании отказали. Сибирский филиал пивоварни Хейнекен не сдавался и решил оспорить принятые судебные акты в ВАС.

В ходе рассмотрения дела Президиумом ВАС вскрылись подробности, имеющие важное значение и влияющие на решение суда. Докладывала дело председатель пятого судебного состава ВАС РФ Надежда Вышняк. Что решит ВАС, очень волновало пивоварню. Но решение высшей арбитражной инстанции важно и для других налогоплательщиков. От него, по сути, зависит, смогут ли предприятия-агенты уменьшать налогооблагаемую прибыль на сумму расходов, компенсированных им принципиалами.

Как сообщало Право.Ru ранее, между заводом “Сибирская Пивоварня Хейнекен” и ООО “Хейнекен Коммерческий Сервис” (агентом) действовал договор, в соответствии с которым агент в интересах завода оказывал услуги по сбыту произведенной заводом продукции.

Согласно условиям договора завод обязался компенсировать агенту расходы за исполнение обязательств, а также выплатить вознаграждение в размере 7% от понесенных агентом фактических расходов по данному договору. Под фактическими расходами агента понималась доля расходов, понесенных агентом в текущем месяце и отраженных им в ежемесячном отчете.

Эта доля расходов представлялась в договоре как удельный вес продукции завода в общей сумме поставленной агентом и оплаченной ему покупателями продукции по всем договорам агента на реализацию продукции за соответствующий месяц.

Расчеты за оказанные агентом услуги осуществлялись по результатам принятых заводом ежемесячных отчетов агента и на основании двусторонних актов сдачи-приемки работ.

В ходе выездной налоговой проверки инспекция пришла к выводу о занижении налогооблагаемой прибыли и завышении сумм НДС, заявленных к налоговому вычету.

Один из упреков налоговой — принципал не представил первичных документов, подтверждающих расходы агента. Но это невозможно сделать. И не нужно

По мнению налоговой инспекции, это принципиальный момент. Все операции в бухгалтерском и налоговом учете производятся на основании первичных документов. Если их нет, значит, расходы не могут быть приняты к учету.

Головное предприятие (принципал) пивоварни действительно не смогло представить “первичку” на расходы, понесенные агентом — сибирским филиалом. Исходя из этого, инспекция и признала неправомерным уменьшение налогооблагамой базы агента на их размер.

Однако представитель филиала пивоварни в суде старший партнер юридической компании “Пепеляев групп” Денис Щекин резонно возразил: документального подтверждения расходов у принципала не может быть в принципе, так как все первичные документы находятся у предприятия-агента. Ведь изначально он нес расходы, и именно он поименован в первичных документах, ему они и выданы. Агент не просил перевыставлять счета предприятия-принципалу. Кроме того, агент уже отразил расходы в своем учете. Следовательно, эти расходы являются расходами именно агента, а не принципала, поэтому головной организации пивоварни нет смысла истребовать себе первичные бухгалтерские документы.

Философский спор о том, что понимать под вознаграждением закончился победой нагоплательщика

По сути президиуму ВАС пришлось углубиться в этимологию слова “вознаграждение”.

Представитель инспекции в суде настаивала, что природа агентского договора предусматривает наличие в нем только вознаграждения (то есть исключительно комиссионных). По ее мнению, это прямо следует из норм действующего законодательства. Расходы по рекламе и иные оказанные третьими лицами услуги для налогового учета агента не имеют значения.

Если такую точку зрения и можно считать логичной, то только в случае формального подхода и буквального толкования, но не исходя из сути правоотношений принципала и агента. Складывалось впечатление, что у налоговых органов не было четкого представления об этих правоотношениях. Как ни странно, налоговиков поддержали и нижестоящие судебные инстанции.

Однако мнение коллегии судей ВАС, передавших дело в Президиум, было иным. Они указали, что налоговая инспекция и нижестоящие суды запутались в различных определениях вознаграждения, получаемого агентом. Для удобства расчетов в договоре пивоварни со своим филиалом-агентом причитающееся ему вознаграждение было разделено на две части – возмещаемые расходы и комиссионное вознаграждение.

Поскольку агент действовал от собственного имени и самостоятельно оплачивал все произведенные им расходы, то эти две позиции представляют собой единое вознаграждение агента. Исходя из этого, первичными документами, подтверждающими расходы завода (принципала) на оплату услуг агента являются договор, акты сдачи-приемки, отчет агента, соответствующие платежные поручения. Никаких других первичных документов не требуется.

В результате Президиум ВАС признал требования МИФНС по крупнейшим налогоплательщикам Новосибирской области неправомерными. Таким образом, в тех случаях, когда агент действует от своего имени и самостоятельно расчитывается с третьими лицами по произведенным расходам, компенсация данных расходов со стороны принципала является частью вознаграждения агента и отражается в его бухгалтерском и налоговом учете.

Таким образом, предприятие-агент вправе считать компенсацию его расходов частью вознаграждения. Всю сумму этого вознаграждения (и комиссионные, и компенсацию расходов) агент может учитывать для целей налогообложения. Разумеется, в таком случае принципалу не нужно иметь первичные документы на расходы, произведенные в его интересах агентом. Предприятию-принципалу достаточно располагать агентским договором и, к примеру, отчетом агента.

Авторы: Виктория Цыганкова, Леонид Мазурик

О нем часто и давно спорят налоговые инспекции с налогоплательщиками – предприятиями, которые заключают агентские договоры.

Налоговики не правы, в вознаграждение агента включаются и его расходы

Что именно считать агентским вознаграждением и что в него включать? Об этом речь шла на Президиуме ВАС РФ, рассматривающем дело сибирского филиала ООО “Объединенная Пивоварня Хейнекен” и МИФНС по крупнейшим налогоплательщикам Новосибирской области. Однако этот вопрос волнует не только данную пивоварню и конкретную инспекцию. О нем часто и давно спорят налоговые инспекции с налогоплательщиками – предприятиями, которые заключают агентские договоры.

В них предусматривается, что агент получит от принципала (предприятия, давшего агенту поручение) комиссионные (в общеупотребительном смысле – что-то вроде премии) за проделанную работу. Но выполняя эту работу в интересах принципала, агент несет расходы. Не за свой же счет! Обычно эти расходы компенсирует предприятие-принципал, а сумму включает в состав выплачиваемого агенту вознаграждения. Агент же уменьшает на сумму расходов, компенсированных принципалом, свою налогооблагаемую базу.

Читайте также:  Приказ о выдаче денег под отчет в 2020 году

В чем загвоздка?

В точке зрения налоговых инспекций. Они настаивают, что под вознаграждением нужно понимать лишь комиссионные (премию), а не все возможные расходы агента. А значит, агент может учитывать при налогообложении лишь размер комиссионных, а компенсированные расходы агенту — отражаются в налоговом учете принципала. Однако в действительности часто агент в своем учете отражает и компенсированные ему расходы. В результате возникают конфликты.

Так и случилось с сибирским филиалом ООО “Объединенная Пивоварня Хейнекен” и МИФНС по крупнейшим налогоплательщикам Новосибирской области. Филиал выступал в роли агента головной организации пивоварни. Она являлась принципалом.

Пивоварня включила в состав вознаграждения агенту и комиссионные, и компенсацию расходов. Агент (сибирский филиал пивоварни), получив комиссионные и компенсацию своих расходов, уменьшил на всю получившуюся сумму свою налогооблагаемую прибыль. А инспекция настаивала на том, что это неправильно – филиал мог учитывать для целей налогообложения только сумму, собственно, комиссионных. Ведь, по мнению инспекции, только комиссионные можно считать вознаграждением. А другие расходы должен принимать к учету принципал — головная организация пивоварни.

Рассуждая так, налоговики убрали из состава расходов агента сумму компенсации, доначислив налог на прибыль, а сумму НДС, выставленную к возмещению, напротив, уменьшили. Получилось, что сибирский филиал должен бюджету приличную сумму, которая исчисляется миллионами рублей. Платить ее он не хотел, что можно понять: почему надо начислять налог с того, что является именно его расходами?!

В итоге спор рассматривал арбитражный суд Новосибирской области. Дело зарегистрировано под номером А45-214113/2008. Три судебных инстанции в удовлетворении требований компании отказали. Сибирский филиал пивоварни Хейнекен не сдавался и решил оспорить принятые судебные акты в ВАС.

В ходе рассмотрения дела Президиумом ВАС вскрылись подробности, имеющие важное значение и влияющие на решение суда. Докладывала дело председатель пятого судебного состава ВАС РФ Надежда Вышняк. Что решит ВАС, очень волновало пивоварню. Но решение высшей арбитражной инстанции важно и для других налогоплательщиков. От него, по сути, зависит, смогут ли предприятия-агенты уменьшать налогооблагаемую прибыль на сумму расходов, компенсированных им принципиалами.

Как сообщало Право.Ru ранее, между заводом “Сибирская Пивоварня Хейнекен” и ООО “Хейнекен Коммерческий Сервис” (агентом) действовал договор, в соответствии с которым агент в интересах завода оказывал услуги по сбыту произведенной заводом продукции.

Согласно условиям договора завод обязался компенсировать агенту расходы за исполнение обязательств, а также выплатить вознаграждение в размере 7% от понесенных агентом фактических расходов по данному договору. Под фактическими расходами агента понималась доля расходов, понесенных агентом в текущем месяце и отраженных им в ежемесячном отчете.

Эта доля расходов представлялась в договоре как удельный вес продукции завода в общей сумме поставленной агентом и оплаченной ему покупателями продукции по всем договорам агента на реализацию продукции за соответствующий месяц.

Расчеты за оказанные агентом услуги осуществлялись по результатам принятых заводом ежемесячных отчетов агента и на основании двусторонних актов сдачи-приемки работ.

В ходе выездной налоговой проверки инспекция пришла к выводу о занижении налогооблагаемой прибыли и завышении сумм НДС, заявленных к налоговому вычету.

Один из упреков налоговой — принципал не представил первичных документов, подтверждающих расходы агента. Но это невозможно сделать. И не нужно

По мнению налоговой инспекции, это принципиальный момент. Все операции в бухгалтерском и налоговом учете производятся на основании первичных документов. Если их нет, значит, расходы не могут быть приняты к учету.

Головное предприятие (принципал) пивоварни действительно не смогло представить “первичку” на расходы, понесенные агентом — сибирским филиалом. Исходя из этого, инспекция и признала неправомерным уменьшение налогооблагамой базы агента на их размер.

Однако представитель филиала пивоварни в суде старший партнер юридической компании “Пепеляев групп” Денис Щекин резонно возразил: документального подтверждения расходов у принципала не может быть в принципе, так как все первичные документы находятся у предприятия-агента. Ведь изначально он нес расходы, и именно он поименован в первичных документах, ему они и выданы. Агент не просил перевыставлять счета предприятия-принципалу. Кроме того, агент уже отразил расходы в своем учете. Следовательно, эти расходы являются расходами именно агента, а не принципала, поэтому головной организации пивоварни нет смысла истребовать себе первичные бухгалтерские документы.

Философский спор о том, что понимать под вознаграждением закончился победой нагоплательщика

По сути президиуму ВАС пришлось углубиться в этимологию слова “вознаграждение”.

Представитель инспекции в суде настаивала, что природа агентского договора предусматривает наличие в нем только вознаграждения (то есть исключительно комиссионных). По ее мнению, это прямо следует из норм действующего законодательства. Расходы по рекламе и иные оказанные третьими лицами услуги для налогового учета агента не имеют значения.

Если такую точку зрения и можно считать логичной, то только в случае формального подхода и буквального толкования, но не исходя из сути правоотношений принципала и агента. Складывалось впечатление, что у налоговых органов не было четкого представления об этих правоотношениях. Как ни странно, налоговиков поддержали и нижестоящие судебные инстанции.

Однако мнение коллегии судей ВАС, передавших дело в Президиум, было иным. Они указали, что налоговая инспекция и нижестоящие суды запутались в различных определениях вознаграждения, получаемого агентом. Для удобства расчетов в договоре пивоварни со своим филиалом-агентом причитающееся ему вознаграждение было разделено на две части – возмещаемые расходы и комиссионное вознаграждение.

Поскольку агент действовал от собственного имени и самостоятельно оплачивал все произведенные им расходы, то эти две позиции представляют собой единое вознаграждение агента. Исходя из этого, первичными документами, подтверждающими расходы завода (принципала) на оплату услуг агента являются договор, акты сдачи-приемки, отчет агента, соответствующие платежные поручения. Никаких других первичных документов не требуется.

В результате Президиум ВАС признал требования МИФНС по крупнейшим налогоплательщикам Новосибирской области неправомерными. Таким образом, в тех случаях, когда агент действует от своего имени и самостоятельно расчитывается с третьими лицами по произведенным расходам, компенсация данных расходов со стороны принципала является частью вознаграждения агента и отражается в его бухгалтерском и налоговом учете.

Таким образом, предприятие-агент вправе считать компенсацию его расходов частью вознаграждения. Всю сумму этого вознаграждения (и комиссионные, и компенсацию расходов) агент может учитывать для целей налогообложения. Разумеется, в таком случае принципалу не нужно иметь первичные документы на расходы, произведенные в его интересах агентом. Предприятию-принципалу достаточно располагать агентским договором и, к примеру, отчетом агента.

Авторы: Виктория Цыганкова, Леонид Мазурик

Филиал выступал в роли агента головной организации пивоварни.

Изменение размера вознаграждения агента

Условие об изменении размера вознаграждения агента предусматривает возможность увеличения или уменьшения суммы, подлежащей уплате агенту, в период действия договора по воле одной или обеих сторон (п. 2 ст. 424, ст. 1006 ГК РФ).

Согласование условия об изменении размера вознаграждения

Согласование такого условия в интересах обеих сторон, поскольку в процессе исполнения договора могут возникнуть обстоятельства (изменение курса валюты, инфляция и т.п.), из-за которых совершение порученных агенту действий за установленное вознаграждение станет невыгодным для одной из них.

Для включения в договор данного условия нужно установить способ, посредством которого будет пересматриваться размер вознаграждения агента. Существуют следующие способы:

– изменение размера вознаграждения по соглашению сторон;

– автоматическое изменение размера вознаграждения при наступлении определенных условий.

Если условие об изменении размера вознаграждения не согласовано

В этом случае изменение будет возможно по соглашению сторон (п. 1 ст. 450 ГК РФ) или в судебном порядке по требованию одной из них, если будет доказано существенное изменение обстоятельств, о которых стороны не могли знать в момент заключения договора (ст. 451 ГК РФ).

Стороны вправе изменить размер вознаграждения агента в любой момент в течение срока действия договора по взаимному согласию п.

Размер агентского вознаграждения при оказании услуг

  • Поиск в содержимом
  • Навигатор
  • Похожие
  • Начало
  • Предыдущий раздел
  • Следующий раздел
  • Конец

Дата документа22.01.2020
МеткиМетодика

Такая правовая позиция высшего суда изложена в Обзоре судебной практики по делам, связанным с разрешением споров о защите интеллектуальных прав, утвержденном Президиумом Верховного Суда Российской Федерации 23.

1. Обязательность уплаты агенту вознаграждения в силу договора

В судебной практике возник вопрос: вправе ли стороны включить в договор агентирования условие, освобождающее принципала от выплаты агентского вознаграждения? Его решение зависит от толкования характера ст. 1006 ГК РФ (является она императивной или диспозитивной).

1.1. Вывод из судебной практики: Статья 1006 ГК РФ является императивной и не предусматривает случаев, когда агентское вознаграждение не уплачивается.

Примечание: В приведенном далее Определении суд, с одной стороны, указывает, что действие нормы ст. 1006 ГК РФ в части уплаты вознаграждения не может быть изменено соглашением сторон, поскольку она не является диспозитивной, а с другой – отмечает, что договором не установлено условие об отказе агента от вознаграждения. По всей видимости, наличие такого условия в договоре не повлияло бы на вывод суда об обязательности уплаты вознаграждения агенту.

Определение ВАС РФ от 13.10.2008 N 13250/08 по делу N А40-43985/07-67-356

“. Судом установлено, что между учреждением и обществом заключен агентский договор (по модели договора комиссии) от 22.11.2004 N 213-А-2004, в соответствии с которым общество (агент) от своего имени по поручению учреждения (принципала) и за его счет приняло на себя обязательства реализовывать санаторно-курортные услуги учреждения за вознаграждение в размере 7%, производить учреждению оплату стоимости реализованных услуг, а также представлять отчеты о реализации санаторно-курортных услуг.

Удовлетворяя требование о взыскании агентского вознаграждения, суд исходил из статьи 1006 Гражданского кодекса Российской Федерации, устанавливающей обязанность принципала уплатить агенту вознаграждение в размере и порядке, установленных в агентском договоре.

Указанная норма не является диспозитивной и не предусматривает случаев, когда агентское вознаграждение не уплачивается.

Судом истолкованы условия агентского договора в части уплаты вознаграждения, при этом судом не установлено наличие в договоре условия об отказе агента от вознаграждения. “

То есть отчет является основанием для выплаты вознаграждения, а день его представления – датой, с которой начинает течь установленный данной статьей срок для подобной выплаты.

1. Признание договора незаключенным/недействительным

1.1. Постановление ФАС Московского округа от 21.02.2013 по делу N А41-46690/11

Исковые требования:

Общество с ограниченной ответственностью “ХИЛВУД” обратилось в суд с иском к обществу с ограниченной ответственностью “Сорел Инвест” о взыскании основного долга по агентскому договору и процентов за пользование чужими денежными средствами.

Решение суда:

Суд отменил решение суда апелляционной инстанции и оставил в силе решение суда первой инстанции об удовлетворении первоначально заявленных исковых требований в полном объеме и отказе в удовлетворении встречных исковых требований.

Позиция суда:

Вывод суда апелляционной инстанции о том, что агентский договор является незаключенным на основании ст.ст.432, 1005 ГК РФ в связи с отсутствием между сторонами соглашения по существенным условиям договора (несогласование условия, а именно в отношении каких свободных площадей агент должен совершать действия по поиску потенциальных арендаторов), основан на неправильном толковании норм материального права и сделан без учета заключенного между ООО “Сорел Инвест” и ООО “Спортмастер” договора аренды нежилых помещений, принадлежащих ответчику, а также имеющейся в материалах дела переписки сторон и наличия свидетельских показаний.

Как следует из материалов дела, 08.11.2010 между ООО “ХИЛВУД” (Агент) и ООО “Сорел Инвест” (Принципал) заключен агентский договор по условиям которого Агент за определенное договором вознаграждение обязуется от имени и за счет Принципала совершать действия по поиску арендаторов на свободные нежилые помещения для заключения договоров аренды с Принципалом (п.п.2.1, 3.1.5 договора).

В соответствии с п.1.6 под понятием “Свободные площади” в договоре указаны площади, находящиеся на объекте, не занятые другими арендаторами, имуществом арендаторов и/или Принципала, предназначенные для сдачи в аренду, определяются Принципалом.

Вместе с тем достижение соглашения относительно коммерческих условий аренды и указание свободных площадей не является обязательным для сторон агентского договора.

Поскольку в силу п.4.1.5 Агент не имеет права заключать договоры от имени Принципала, то наличие либо отсутствие обоюдно согласованных между Агентом и Принципалом условий о согласовании свободных площадей не может влиять на возможность заключения договора аренды между Принципалом и Арендатором.

1.2. Постановление ФАС Северо-Западного округа от 15.10.2013 по делу N А56-47233/2012

Исковые требования:

Общество с ограниченной ответственностью “2К Недвижимость-Деловые Консультации” обратилось в суд с иском (с учетом уточнения заявленных требований в порядке ст.49 АПК РФ) к закрытому акционерному обществу “Балтийская жемчужина”, в котором просило:

– признать ничтожной часть п.4.4 агентского договора следующего содержания: “4.4. Агентское вознаграждение выплачивается Агенту в течение 10 (десяти) банковских дней после исполнения Инвестором обязательств по уплате арендной платы и других платежей, предусмотренных договором субаренды, заключенным в отношении одного или нескольких Лотов, указанных в Приложении N 1 к Договору, в полном объеме и после подписания Сторонами акта, указанного в п.2.2.5 Договора.”;

– признать ничтожной часть второго предложения п.4.10 Договора (в редакции дополнительного соглашения от 22.12.2010 N 2) следующего содержания: “С 1 октября 2011 года Агент окончательно утрачивает право на получение Агентского вознаграждения”;

– взыскать 6027982 руб.

Решение суда:

Суд кассационной инстанции отменил постановление апелляционной инстанции и оставил в силе решение суда первой инстанции.

Суд первой инстанции исковые требования удовлетворил частично: п.4.4 договора признал недействительным в части условия о выплате агентского вознаграждения в течение 10 (десяти) банковских дней после исполнения Инвестором обязательств по уплате арендной платы и других платежей, предусмотренных договором субаренды, заключенным в отношении одного или нескольких лотов, указанных в Приложении N 1 к Договору, в полном объеме и после подписания сторонами акта, указанного в п.2.2.5 Договора, в остальной части иска отказал.

Позиция суда:

Признавая недействительным п.4.4 Договора в части предложения: “Агентское вознаграждение выплачивается Агенту в течение 10 (десяти) банковских дней после исполнения Инвестором обязательств по уплате арендной платы и других платежей, предусмотренных договором субаренды, заключенным в отношении одного или нескольких Лотов, указанных в Приложении N 1 к Договору, в полном объеме и после подписания Сторонами акта, указанного в п.2.2.5 Договора”, суд первой инстанции исходил из того, что указанное в нем условие противоречит ст.157 и п.1 ст.1005 ГК РФ и расходится с толкованием применения данных норм, содержащимся в определении Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 21.03.2012 N ВАС-17519/11. Суд отказал в признании недействительным п.4.10 Договора в части предложения “С 1 октября 2011 года Агент окончательно утрачивает право на получение Агентского вознаграждения”, сделав на основании ст.431 ГК РФ вывод о том, что указанное предложение следует рассматривать в контексте всего содержания п.4.10 Договора, которым установлена причинно-следственная связь между конкретными действиями сторон, сроками этих действий и возможностью утраты права на получение агентского вознаграждения, в связи с чем посчитал иск в данной части необоснованным. Кроме того, суд пришел к выводу, что размер агентского вознаграждения не может быть определен исходя из условий Договора.

Как пояснил суд, из условий п.п.1.1, 1.4 и 2.2 Договора следует, что ООО “2К Недвижимость” взяло на себя обязанности по поиску не просто потенциальных инвесторов, но конкретных лиц, готовых заключить договор на участие в проекте. В п.4.1 Договора стороны установили, что агентское вознаграждение рассчитывается как процент от величины арендной платы, получаемой ЗАО “Балтийская жемчужина” по договору субаренды земельного участка. Более того, в п.4.3 Договора указывается на возможность заключения иного договора для использования конкретных участков, при заключении которого также выплачивается вознаграждение. На возникновение обязанности выплатить вознаграждение только при условии заключения договора указывают и п.п.2.2.5, 4.6 и 4.7 Договора, при этом в силу п.2.2.3 ежемесячные отчеты не могут заменить агентский отчет, так как они прямо названы информационными.

При указанных обстоятельствах следует признать, что суд первой инстанции сделал законный и обоснованный вывод о том, что предметом Договора являлись действия агента по поиску конкретных арендаторов для заключения договора аренды и условие о сумме оплаты его услуг 1% от стоимости договора, но не более суммы, указанной в приложении N 1 к Договору, поставлено в зависимость от заключения договоров на использование земельных участков, следовательно, оснований считать такое условие ничтожным по мотиву безвозмездности не имеется.

Таким образом, факт признания ничтожным п.4.4 Договора как не соответствующего требованиям ст.157 и ст.1006 ГК РФ, не порождает обязанности ЗАО “Балтийская жемчужина” выплатить вознаграждение, выплата которого поставлена в зависимость от достижения конкретного результата – заключения договора субаренды либо иного договора на использование конкретного участка (лота), а не только от действий третьих лиц по исполнению уже заключенных договоров.

Поскольку, как установлено судами обеих инстанций, договоры на использование земельных участков в период действия Договора не были и не могли быть заключены, так как все инвесторы, подобранные истцом, не выразили желания подписать какие-либо договоры с ЗАО “Балтийская жемчужина”, то есть цель агентирования достигнута не была, оснований для отмены решения суда первой инстанции и переоценки обстоятельств дела у суда апелляционной инстанции не имелось.

Примечание:

Определением ВАС РФ от 28.11.2013 N ВАС-17299/1 суд отказал в передаче дела N А56-47233/2012 в Президиум ВАС РФ для пересмотра в порядке надзора.

Как указал суд, признавая недействительным п.4.4 договора в указанной заявителем части, суд первой инстанции исходил из того, что обязанность принципала по оплате услуг агента поставлена в зависимость от обстоятельств, относительно которых неизвестно, наступят они или не наступят, что противоречит ст.157 и п.1 ст.1105 ГК РФ.

1.3. Постановление Президиума ВАС РФ от 29.01.2013 N 11704/12 по делу N А40-142420/10-15-1174

Исковые требования:

Федеральное государственное учреждение “Государственный фонд телевизионных и радиопрограмм” обратилось в суд с иском к обществу с ограниченной ответственностью “Экран века” и обществу с ограниченной ответственностью “ТРИСТ” о признании недействительным (ничтожным) агентского договора.

Решение суда:

Суд отменил судебные акты нижестоящих инстанций и удовлетворил заявленное требование.

Позиция суда:

Как разъяснил суд, принципал не мог заключать агентский договор на предусмотренных в нем условиях распоряжения авторским правом, поэтому требование истца о признании его ничтожным в соответствии со ст.168 ГК РФ подлежало удовлетворению.

При рассмотрении Федеральным арбитражным судом Московского округа дел N КА-А40/192-99 , КА-А40/3609-99 , КА-А40/3158-99 с участием Гостелерадиофонда суд с учетом толкования и применения п.5 постановления N 1232 признал, что Гостелерадиофонд, как обладатель исключительных авторских прав, вправе самостоятельно решать вопросы предоставления фондовых материалов пользователям путем заключения договоров в соответствии с Законом РФ “Об авторском праве и смежных правах”.

В деле имеются также доказательства, что общество “Экран века” признавало правомочия Гостелерадиофонда по распоряжению принадлежащими Российской Федерации исключительными правами на аудиовизуальные произведения, указанные в договоре о совместной деятельности, подписанном 14.02.95 Гостелерадиофондом и обществом “Экран века”.

Следовательно, вывод судов о незаинтересованности Гостелерадиофонда в оспаривании агентского договора, по которому принципал разрешал агенту распоряжаться авторскими правами на произведения, право распоряжения которыми принадлежит Гостелерадиофонду, противоречит имеющимся в деле доказательствам и не основан на нормах права.

Кроме того, суды не исследовали вопросы действительности агентского договора и соответствия договора о совместной деятельности и дополнительного соглашения к нему, на которые ссылался принципал как на основание распоряжения правами на произведения, действующему законодательству.

Между тем договор о совместной деятельности (п.1.1) предусматривал объединение финансовых, технических средств и творческого потенциала для создания телепродукции различного вида. Дополнительное соглашение к нему от 22.09.95 не уточняло предмет договора и не могло быть признано авторским договором, по которому от телерадиокомпании “Останкино” к обществу “Экран века” передавались исключительные права на спорные произведения, созданные ранее, поскольку не соответствовало требованиям ст.ст.30, 31 Закона РФ “Об авторском праве и смежных правах”.

Соглашение не содержало условий о передаче имущественных прав на произведения: в нем предусматривалось “делегирование прав”. Условий о передаче исключительных прав также не содержалось. Однако права, передаваемые по авторскому договору, считаются неисключительными, если в договоре не предусмотрено иное (п.4 ст.30 Закона РФ “Об авторском праве и смежных правах”). Вопреки требованиям п.4 ст.31 Закона РФ “Об авторском праве и смежных правах” в договоре о совместной деятельности не было прямо предусмотрено, что права, переданные по этому договору, могут передаваться полностью или частично другим лицам.

Кроме того, после ликвидации телерадиокомпании “Останкино” договор о совместной деятельности был прекращен, что обществом “Экран века” признано и нашло отражение в протоколе от 18.01.2007, подписанном сторонами по делу.

Примечание:

Постановление Президиума ВАС РФ от 29.01.2013 N 11704/12 по делу N А40-142420/10-15-1174 содержит указание на возможность пересмотра по новым обстоятельствам на основании п.5 ч.3 ст.311 АПК РФ вступивших в законную силу судебных актов арбитражных судов по делам со схожими фактическими обстоятельствами.

При рассмотрении Федеральным арбитражным судом Московского округа дел N КА-А40 192-99 , КА-А40 3609-99 , КА-А40 3158-99 с участием Гостелерадиофонда суд с учетом толкования и применения п.

Добавить комментарий